фантастика

 

 

 

 

 

 

 

 

       ХРАНИТЕЛИ ВРЕМЕНИ 2  

Владимиру Буценко посвящается моему искреннему читателю      

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ         

 

ОТТОРЖЕНИЕ

 

…Ну, бывай Стас. – Полковник, пожав ему руку,  хлопнул по плечу. В общем то, полковник Хохлов был нормальный мужик, псих только немного. Сам начинал с оперов. И в той ситуации, в какой Стас сейчас оказался, Петрович «выжал» всё, что можно, что бы прикрыть его. Это дело попало к нему ещё тогда, когда Макс играл в «кошки мышки» со своими «хранителями времени». И как только дела Макса «пошли на поправку», Стас занялся этим делом вплотную. В отделение приходили пострадавшие с заявлениями об изнасиловании. Кляли ментов за нерасторопность. Но, как только Стас, со своей командой, вычислил насильника и задержал его. Тут уж, стали клясть ментов за их беспредел, со стороны подозреваемого, «невинно» арестованного. Петрович аж за голову схватился, когда узнал, какие родственники у насильника. Прокуроры, депутаты, бизнесмены… полный набор. Пришлось отпустить. Тем более, потерпевшие, один за другим забирали свои заявления. На какое то время всё успокоилось. Но через полгода началось снова. Потерпевшие с заявлениями, тот же самый подозреваемый, опознанный практически всеми жертвами. Опять звонки с угрозами, а затем и второй этап, как и в первый раз. Потерпевшие стали забирать свои заявления. А тот, человеком его Стас ни как не мог назвать, попросту надсмехался над ним, − да ложил… я на тебя, мент…  − заявлял он, открытым текстом с язвительной улыбкой.  А когда его выпускали, так и вовсе, потребовал извинений от него, от Стаса, за моральный ущерб. Стас всё стерпел, но когда глянул в глаза, одной из потерпевших.… В нём, будто бы зверь проснулся. После очередного инцидента, Стас задержал подозреваемого, и, пока Хохлов был в отъезде, он провернул это дельце, кинув этого ублюдка под «пресс». Всё бы ни чего, но этот гад вздёрнулся в камере, сам или же помогли, было непонятно. Тут уж, всё. Стас понимал, что на него на самого начнётся охота. Так оно и вышло. Выйдя из отделения Стас столкнулся с Максом. Макс ждал его у дверей, специально. Стас это понял сразу. Бывшие коллеги, старались не встречаться с ним, а если и встречались, прятали взгляд, за исключением немногих, Макс в их числе. −Стас! – Макс был готов на всё, это Стас понял по его взгляду. – Как теперь быть… – От возбуждения Макс с трудом подбирал слова. −Это моя война Макс. Не лезь. – А перед взором пронеслось, как Макс крутит руку этому уроду. Как тащит того к машине. – Извини Макс, но не хватало ещё тебе попасть под этот каток. – Стас смягчил тон. А ведь Макс не отстанет. Стас это понял ещё тогда, когда он вытаскивал его из того дома, в «шанхае». Они родственные души, Стас это понял, но не хотел что бы у Макса были такие же проблемы, как и у него. Хотя, Макс тоже принимал участие в этом деле… −Стас. – Макс опустил глаза. – Пока ты был у «полкана» мне звонили… −И предложили написать на меня кляузу, о моих неправомерных действиях, и прочее? Макс молчал, пряча глаза. −Ну и… − Стас смотрел на друга. −Да ты чё, Стас!? – Чуть не задохнулся Макс. – Ты за кого меня принимаешь, за… − Макс не смог подобрать слов, но Стас не дал ему этого сделать. −Прости Макс. – Он обнял друга. – Я сейчас на «взводе». −Да ладно, разве я не понимаю. Но, мы же одна команда. −Созвонимся. Не сердись Макс. – Стас не оглядываясь двинулся к машине. −Стас. Может я заеду вечером? – Уже вдогонку крикнул Макс. −Созвонимся. – Стас сел за руль. Меньше всего ему хотелось, что бы его друг попал под тот же «каток». Тронувшись, Стас ещё не решил куда ехать, но оторвавшись от гнетущих мыслей, понял, что его путь пролегает именно по тому маршруту, где живёт антиквар. −Стас, посиди в комнате. – Бросил ему Давид Натанович. – Я скоро. У Натаныча были посетители, и Стас прошёл в комнату отдыха, как её называл сам антиквар. Стас уселся на диван, но ждать долго не пришлось, буквально через пять минут появился и хозяин, с чайником на подносе. −Ну вот, сейчас чайком побалуемся. – Давид Натанович делал вид, что ни чего не произошло, но Стас знал, что старик в курсе всех дел, что творятся в округе. −Вот, племянник привёз печенье, с исторической Родины, как сейчас говорят. – Улыбнулся старик, разливая по чашкам чай. – Попробуй, из самого Израиля. Старик уселся в кресло и на какое то время повисла гнетущая пауза. Стас ездил иногда к Натанычу, когда надо было проконсультироваться или же когда ему было плохо. Поездка к антиквару, вот в такие моменты, когда на душе «скребли кошки» заменяла несколько бутылок водки. Ещё в лихие девяностые, когда Стас был молодым опером, он ни раз вступал в схватки с искателями лёгкой наживы, «подкатывавшими» к старику. Их отношения уже давно перешли ту грань, когда дружба становится больше чем дружба. Натаныч годился ему в отцы, да и отношения у них были уже, скорее родственными, доверительными. К тому же, и отец дружил со стариком. Именно от антиквара Стас и узнал о семье тех, с кем ему пришлось столкнуться. Из его рассказа он знал, что семья этого урода прибыла в их город из западной Сибири. Пращур их, занимался разбоем на сибирском тракте, ещё до строительства транссибирской магистрали. Сколотив капитал, он вложил его в легальное дело и преуспел. Но грянул семнадцатый год и их клану пришлось затаиться, припрятав на «чёрный день». И при советской власти они не бедствовали, доставая, время от времени, из загашника. Самое главное, в семье всегда находился тот, в чьих руках всё и держалось. А после развала союза, оставшиеся заначки были с успехом вложены в выгодное дело, а затем, когда клан обрёл силу и деньги, они стали продвигать своих во власть. Но, как говорится, в семье не без урода. С этим уродом и столкнулся Стас. −И откуда у вас такие сведения? – Усмехнулся Стас, когда старик вводил его в курс дела. – Давид Натанович, вам бы в разведке служить. −Эх, Стас, сколько через мои руки прошло, и драгоценностей, и судеб. – Вздохнул антиквар. – У каждого изделия своя судьба, как и у человека. А на скольких из них крови.… Ведает только Всевышний. – Опять вздохнул антиквар. −Знал, что придёшь. – Нарушил молчание старик. – Да Стас, попал ты под каток, иного определения не подберёшь. Стас молчал, прихлёбывая чай. В голове был сумбур. Ни какого осмысленного плана действий не было. −Вот Стас. – Старик достал пакет. – Тебе, на первое время. Ине вздумай отказываться, не последнее отдаю. Тем более, ты мне не просто знакомый… Стас почувствовал, что ещё немного и на глаза навернётся предательская слеза. −Бежать тебе надо Стас. Но перед этим, выведи из под удара своих близких… Стас слушал антиквара, понимал, что старик прав, но… −Они придут к вам, вам это надо? −Это мои проблемы. Тем более, я не такой уж беззащитный… Нет. Стас и не собирался бежать. А вот принять последний бой…  Он понимал, если придётся бежать, под удар попадёт Макс, он ведь тоже принимал непосредственное участие в этом деле. Даже, если он спрячет родителей, брата и его семью, свою семью. Нет, рано или поздно найдут. Стас не успел завести двигатель, антиквар смотрел в окно. В кармане «затрещал» мобильник. −Слушай сюда урод. Пойдёшь в свою родную ментуру и напишешь заявление о своих неправомочных действиях… Скажешь, совесть заела. – Усмехнулась «трубка». −Короче, три дня, иначе… Стас тупо смотрел в «лобовик». Он догадывался что означает это «иначе». Когда только вынули из петли этого урода, он уже представлял себе, как будут развиваться события. И не ошибся. Им будет мало, просто, пули киллера. Нет, они захотят его унизить, втоптать в грязь, что бы он сдох у параши, униженный, всеми забытый. Едва он сделал движение, что ы запустить двигател/spanь, как вновь «затрещал» мобильник. На дисплее высветился номер бывшей жены. −Алло, Стас. – Голос Жанны был встревожен. – Ты как? −Всё нормально. – Стас сделал голос как можно бодрее. – Я перезвоню. Сейчас Стас не хотел говорить ни с кем. Решение пришло само. Запустив двигатель, меньше чем через час Стас был уже на даче у брата. −Проходи, − натянуто улыбнулась Людмила. – С женой старшего брата, отношения, поначалу, не сложились. Чуть было не дошло до драки с братом, но затем, всё наладилось. Будь она мужиком, они, наверное, стали бы закадычными друзьями. −Мой руки, мы как раз обедать собрались. – Племянники, бросившиеся было к нему, под строгим взглядом матери, вновь заняли свои места. Стас покачал головой. – Дай водки и закуски, я пойду в беседку. Людмила кивнула, пряча взгляд. Стас взял графин и рюмку, отправившись в беседку. Через пять минут, племянница принесла поднос с закусками. Чмокнув его в щёку, Ксюшка убежала. Стас пил. Появился второй графин. Он слышал, что приехал брат. Но, Виктор не подошёл к нему. И Стас был рад этому. Мысли в голове бродили разные. Но все они возвращались к одному – к семье. Два года назад он развёлся. С матерью остались двое детей. Сыну было уже пятнадцать, дочке – двенадцать. Виновником развода был он. Жанна долго терпела его. Дети видели его утром и вечером. Иногда, они проводили вместе, редкие выходные. Всё остальное время занимала работа. Жена, он знал, оправдывала его перед детьми, говорила, что папа занят, ему некогда. А сама, пыталась поговорить с ним, но, всё случилось так, как случилось. Через два месяца после развода они стали встречаться, в его однокомнатной квартире. И возможно, он бы в скором времени вернулся в семью, но.…  Теперь Стас старался держаться подальше от семьи, что бы и они не попали под удар. Стас сам не знал почему, но во время развода, вернее, когда уже вышли из зала суда, в голове его всплыли слова песни про вязанный жакет. Насколько он знал, эта песня была написана ещё во времена сталинских репрессий. Сколько тогда мужиков сидело по зонам и лагерям, за дело и так, невинно осуждённых, а жёны, как и в песне, оправдывали отцов перед детьми. Так и Жанна, Стас до сих пор чувствовал свою вину перед ней. Проснулся Стас рано утром. Обнаружив себя на лавочке, в беседке, укрытым пледом. На столе стоял поднос накрытый салфеткой. Стас знал, там то, что ему сейчас надо. Природа оживала, пели птицы, Стас в одиночестве отправился в лес, располагавшийся в сотне шагов от дома. До самого обеда Стас бродил по лесу. Пару раз возвращался к роднику. Они с Виктором, в прошлом году сами очищали это чудо природы. Вода из него была и вправду живительной. К обеду он отошёл. В теле появилась сила и свежесть. Не зря всё таки говорят, природа лечит. Уже на выходе из леса затрещал мобильный, едва Стас вспомнил про него и включил. Номер был незнакомый и он уже приготовился, что это его недруги, но ошибся. −Стас. – Трубка замолчала. Голос был незнакомый. −Он самый. – Подтвердил Стас. −Один мой знакомый хотел бы встретиться с вами. Вы с ним встречались, больше года тому назад, в салоне белой «ауди». Стас всё понял. – На предмет чего? – Поинтересовался он. −Вам всё объяснят при встрече. Когда вы сможете? −Завтра, подходит. −Так значит в полдень, на том же месте. −Договорились. −А где, на том же месте, − подумал Стас, когда собеседник отключился. И уже подходя к даче брата до него дошло, там же у рынка, когда он мёрз на ветру. Напарившись в бане, и перепробовав целебных отваров Людмилы, переговорив со всеми родственниками и хорошими знакомыми, по телефону, с Максом, в том числе. Стас улёгся спать в шалаше племянников. Это была их территория, и Стас был желанным гостем в их вигваме. Серёга и Ксения чуть не прыгали от радости, от того, что удалось заманить его к себе в гости. К полудню следующего дня он был на месте. Едва он успел захлопнуть дверцу, как рядом припаркованный серый «гольфик» «моргнул» фарами. Стас направился к нему. За рулём сидел тот же человек. Как и в тот раз, некоторое время мужчины молча изучали друг друга. Уже после того, как закончилась эпопея с Максом, Стас всё старался вспомнить это/spanго Володю, как ни как, занимались в одной секции. Но воспоминание было смутным, каким то расплывчатым. Владимир «из файлов потеряшки», был постарше его. −Вальдир. – Протянул руку старый знакомый. – Стас. – Пожал руку бывший мент. −Стас, я не буду ходить вокруг да около. Сразу скажу, мы в курсе твоих дел. Ты наверняка догадываешься, почему мы заинтересовались тобой. Не буду скрывать, с момента последней нашей встречи мы отслеживали твою судьбу. Скажу честно, ты нам подходишь. Если ты принимаешь наше предложение, мы прикрываем тебя, а остальное узнаешь в процессе, если можно так выразиться. Стас молчал. С того момента, как он прочитал дневник «потеряшки» он и сам толком не мог понять, верить л/spanи во всё это или нет. Но судя по тому, как эти люди устраняли свои проблемы, Макс и Хромой тому подтверждение, Стас начинал всерьёз верить во всё это. −Давай сразу на ты. – Предложил собеседник. На что Стас и согласился. −Мы отслеживали тебя, ты ведь в курсе наших дел. Судя по тому, что ты дал прочитать снятую копию своему другу, а затем уничтожил её, и впоследствии не предпринимал ни каких действий что бы обнаружить нас или же выдать нашу тайну. Мы сделали вывод, что ты человек серьёзный. С тобой можно иметь дело… Стас слушал собеседника и понимал, что это, пожалуй, единственный шанс, что бы разделаться со своими недругами. −…ну так как, по рукам. – Протянул Вальдир раскрытую ладонь. −По рукам, − согласился Стас. −Будь на связи, через пару часов мы свяжемся с тобой. Закончил разговор Вальдир. −Усевшись за руль, Стас рванул к себе на квартиру. Мобила уже готова была отключиться, зарядка была на исходе. Ближе к вечеру поступил звонок, которого и ждал Стас. −Перезвоните по тому же номеру, по какому вам поступали угрозы и проясните ситуацию. – Собеседник не представился, не поздоровался и не попрощался. Стас набрал тот же номер, по которому ему звонили на счёт «явки с повинной». −Заявление писать? – Осведомился Стас. Трубка ответила молчанием, а потом «разразилась» матом. После чего собеседник отключился. Едва Стас положил свой мобильник на стол, как в дверь позвонили. На пороге стоял Макс, с набитым пакетом…    

ЧАСТЬ ВТОРАЯ               ЭТРУРИЯ − РИМ   ОТЧЁТ «МАКСИ»   Система отторгла меня. Я не был в обиде на бывших коллег, понимал их, сам, сколько лет был в той же шкуре, а им ещё работать в системе. Жанна всё причитала, − когда ни будь тебя раздавят, с твоей принципиальностью. Да я и не был таким уж принципиальным. Когда была возможность, срубал бабло, но ни когда не топил, даже ярых уголовников, ради галочки в отчётах за отдел. За что, урки, и уважали меня.  Многие удивлялись, как ты, мол, с такой жизненной позицией, дошёл до майора. А это секрет. Но бывало, что я кого то отмазывал, особенно, при явной подставе. Особенно в наше время, когда появилось много богатеньких конкурентов, которые топили друг друга всеми возможными способами. Несколько раз мне посчастливилось сорвать неплохой «джек-пот». Но, естественно, приходилось переходить дорогу своим же, но это уже другой разговор. И стреляли в меня и «перья» совали, но не тут то было, запугать меня ни кому не удалось. А некоторые, в том числе и Макс, всё интересовались, кто там у тебя «наверху». А я только делал загадочный вид. В то же время, жена ныла, убьют, посадят, покалечат, как я одна с детьми. Ну вот и накаркала, зараза. Ну и пусть, всё уже позади. А что впереди? Неизвестность. Макс остался у меня до утра. В районе полуночи позвонил Никодимыч, деляга, начинавший ещё в советские времена, цеховиком. Которого я отмазал, когда то. Предлагал место в своей службе безопасности. Макс смотрел на меня с уважением, мол, не успел ещё вылезти из под катка, как его уже зовут в царские покои, охранять ночной горшок, маленького, но всё же, императора. Интересно, где же был Никодимыч, когда меня трамбовали, ведь, я его вытаскивал из такого дерьма. Когда его подставили под вышку, мне пришлось перейти дорогу ни только своим, но и ещё очень многим. Я знал, что на меня был уже оформлен «заказ», но, всё же вывернулся. Нет, я не был в обиде на Никодимыча, у него свои дела, а у меня свои. Да и «отблагодарил» он меня тогда по царски, но и было за что. К полудню, я был в квартире Николая. −Николай, Алфея, Аристофан. – Вальдир представлял мне своих компаньонов, как в каком ни будь светском салоне. Алфея протянула руку для поцелуя. Мне редко приходилось целовать дамам руки. Ответив на рукопожатие Николая, я поцеловал руку Алфеи. Наши взгляды встретились. И вправду, взгляд у неё был, какой то проникающий. −Надеюсь, сработаемся, − пропела Алфея. Мне, как то верилось и в то же время не верилось, что всё это происходит именно со мной, на самом деле, и что это не сон. Ещё тогда, сличая фотографии, предоставленные Максом, с фотороботом, составленным со слов потерпевших, я думал о психологическом портрете этой женщины. Теперь, встретившись с ней, я даже и предположить не мог, что эта женщина с серебристым голоском, вот так вот, в течении трёх секунд, может прострелить коленные чашечки трём взрослым мужикам. И в то же время, её взгляд говорил о многом. −Стас, начнём без вступления. Ты уже кое что знаешь о нашей организации. Мы знаем о тебе достаточно, что бы предложить тебе стать нашим компаньоном. Я пожал плечами, как бы говоря – вам виднее. Весь вечер, прошёл в тестовом режиме, как модно сейчас говорить. Мне задавали вопросы, порой, совершенно непонятные для меня, ни как не относящиеся к делу. К примеру, меня спросили о семье и о причинах моего развода. Я выложил всё как есть, не отрицая, что главным виновником являюсь я. Затем, был другой вопрос, собираюсь ли я сойтись с бывшей женой. Я, крепко призадумался. И сам толком не знал, как мне быть дальше. −Почему ты не стал разрабатывать нас, зная все наши координаты? – Спросила Алфея. −А что, надо было последовать примеру Макса и сунуть голову в пасть льва? – Вопросом на вопрос ответил я. −Разве тебя не разбирало любопытство? – Не унималась Алфея. −Любопытство, конечно же было, но, у меня двое детей. И хоть я и не живу со своей семьёй, но помогаю как могу. Кто позаботится о моих детях. На некоторое время повисла пауза, которой я и воспользовался. – Если я вступлю в вашу организацию и получится так, что я погибну, кто же, всё таки, позаботится о моих детях. −Об этом не переживай. – Вступил в разговор Вальдир. – Твоих детей не бросим. Выходил я из квартиры с лёгким сердцем. Ни кого предавать не пришлось, кровью не заставили расписываться. На завтра, мне обещали «путешествие» в прошлое. Кстати, квартиры, которые «засветил» Макс, были проданы, а встреча происходила в доме неподалёку. Да и до моей было недалеко. Поэтому то я и пришёл пешком, оставив свою машину возле дома. Как только мои дела пошли на поправку, я, не доверяя ни кому, стал наводить справки по моим недругам. Что же у них произошло. Неоценимую помощь оказали старые друзья, Давид Натанович и Макс. Из всего выходило, что ни каких трупов и даже покалеченных не было, только бизнес этой большой семьи оказался на грани банкротства. Вот так вот, в один день, они оказались на краю финансовой бездны. От чего и приняли единственное верное решение; лучше пожертвовать одним уродом, чем благосостоянием всей семьи. Размышляя о своём прошлом, будущем и настоящем, неспешным шагом я приблизился к своей пятиэтажке. Июнь в этом году выдался на славу. Время близилось к полуночи. У моего подъезда стояла женщина. Подойдя поближе, я на мгновенье замер. У двери, в свете фонаря стояла Жанна. Я тут же рванул к ней, в сердце закралась тревога. −Что!? Что то с детьми. – Подскочил я к ней. Жанна уставилась на меня широко раскрытыми глазами. – Всё в порядке Стас. Просто, просто твой мобильник не отвечает, я думала что то случилось… Я чуть было не грохнулся на бетон. Когда тревога, схватившая за сердце, отпустила. −Прости Жанна. Я всей родне отзвонился, предупредил, что у меня дела и мобильник будет отключен, а про тебя забыл. Жанна продолжала смотреть на меня широко раскрытыми глазами. В этот момент мне стало ужасно жаль её. Она была похожа на маленькую бездомную собачку. −Прости меня Жанночка, сколько я тебя заставлял нервничать и переживать, и даже теперь, когда мы разошлись. – Я обнял её. А вскоре почувствовал, как по моей шее текут тёплые слёзы. В нашей с ней жизни эта ночь стала второй брачной ночью. Проснувшись, я даже сразу и не сообразил где я сейчас. За два года я привык просыпаться один в постели, а сейчас рядом со мной лежала женщина. Только через несколько мгновений, в рядом лежащей я признал собственную жену, хоть и бывшую. И опять, как много лет подряд, за исключением двух последних, Жанна готовила завтрак, а затем, мы вместе сидели за столом. Правда, было одно но. Николай предупредил меня, что бы я не вступал в брак. В то же время, запрета на то, что бы вернуться к бывшей жене не было. Но, я должен буду сразу поставить, все на свои места. −Жанна. – Начал было я. Но бывшая супруга напряглась и я смягчил тон, взяв её ладонь в свои руки. – Жанна, любимая. – Опять начал я, но в этот момент из её глаз потекли слёзы. −Сколько лет ты меня так не называл. – Сквозь слёзы бормотала она. И вправду, я уже и не помнил, когда в последний раз говорил ей нежные слова. Я усадил её себе на колени, крепко обняв. Сколько мы так просидели в полной тишине? Но надо было закончить разговор, тем более, к полудню я должен был быть на базе. Потихоньку, малыми дозами я внушал Жанне, что те люди, что прикрыли меня и не дали в обиду, дали мне работу в охранной структуре, так что, теперь моя жизнь будет в постоянных разъездах и командировках. Жанна была на всё согласна, лишь бы у нас всё наладилось. В приподнятом настроении я шёл на встречу с Николаем. Ещё вчера, я задал вопрос Алфее. Меня просто раздирало любопытство. Какие же рожи были у парней Хромого, когда она «угостила» их свинцом. Она рассмеялась, её смех и вправду был звонкий, заливистый. – Удивлённые. – Проговорила она сквозь смех. А Николай предупредил меня, что в их структуре любопытство не поощряется. Я всё понял, да и как могло быть иначе, они же не рекламная компания. Уже перед самым подъездом, мне пришла в голову мысль, которая мелькнула у меня ещё вчера. Николай обмолвился, что в их организации тоже есть система безопасности. А я подумал, может быть меня готовят для чего то подобного. Я, без ложной скромности, был всегда на хорошем счету. Навыки оперативной работы есть. Может, меня и взяли под своё крыло «хранители времени», для чего то подобного. Николай был в квартире один. Ни каких предосторожностей или конспиративных уловок не было и в помине. Николай открыл дверь, и если бы я, к примеру, был бы сантехником,  ни за что бы не заподозрил, что в этой квартире есть какая то аномалия, как то, дверь в другое пространство. −Николай, а зачем вы приобрели квартиру в новом доме, ему, насколько я знаю лет десять. – Осведомился я, пройдя в просторный зал. −А какая разница? – Удивился Николай. −Ну как. Из отчёта твоего друга я знаю, что старый дом, ещё сталинской постройки… – А сам и вправду, подумал, какая всё таки разница. −Ни какой разницы нет. – Пояснил Николай. – Самое главное, при покупке или же продаже квартиры, иметь дело с одинокими людьми. Сейчас поясню. – Николай выкатил из кухни десертный столик с фарфоровым чайником, чашками и вазой с печеньем. −Постоянное искривление гравитационного поля порождает аномалию, которая может проявиться, в прошлом или же в будущем. Я уселся на диван, внимательно слушая Николая. А тот на некоторое время задумался. −Понимаешь Стас, каждый человек, от рождения, получает такое свойство своего организма, что он и сам, не замечая того, может менять гравитационное поле земли, а вместе с тем и течение времени. Но это ничтожная сила, по сравнению с тем, как изменяет гравитационное поле модулятор. Но в моменты наивысшего эмоционального возбуждения человека, это поле меняет свои показатели, так что, бывали случаи, что кто то «проваливался» в другое время в такие вот моменты, да ты и сам читал об этом, в отчёте моего друга. Николай разлил чай по чашкам. – Так вот. Если в квартире проживает много людей, то один из них, сам того не подозревая, может активировать аномалию, то есть, открыть дверь в другое измерение. А один человек, живущий в квартире, которую он приобрёл у нас, или же в будущем, мы должны купить у него, активировать её, практически не в состоянии. Ну есть доля вероятности, но ничтожно малая. −И что же, вы отслеживаете каждого потенциального продавца или покупателя, прежде чем оформить сделку? – Удивился я. −Конечно. А ты как думал. – Подтвердил Николай. – Кстати, те квартиры, что «спалил» Макс, не кому пока не проданы, хотя сделка прошла через фискальные органы. Ты и сам знаешь. Проверял ведь? – Не то вопросительно, не то утвердительно сказал собеседник. Я кивнул. – Знаешь, Николай, когда вы мне сделали предложение, у меня появилось такое чувство, что вы хотите предложить мне работу по профилю, я ведь сыщик. Или я не прав. −Твоё чувство тебя не обмануло. – Усмехнулся Николай. – Мы хотим предложить тебе кое что. Ты думаешь, мы тебе предложили сотрудничество вот так вот, внезапно. Нет, Стас, мы тебя долго «вели» ещё до того, как твой друг решил поиграть с нами в шпионские игры. Я глянул на Николая. А тот пояснил. −Да Стас, мы серьёзная организация. Мы отслеживали и то, когда ты изучал психологию, сам без чьего бы то напоминания. Мы считаем тебя настоящим профессионалом, я не собираюсь тебе льстить, просто хочу, что бы ты знал. Действительно, лет семь, восемь тому назад я брал уроки психологического анализа, что здорово помогало в работе. Урки, даже прозвали меня провидцем. Я раскалывал их, иногда, даже не имея на руках ни каких «козырей». Нет, мне не надо было выбивать показания, хотя бывало и такое в моей ментовской практике. Как то, по службе, мне пришлось столкнуться с одним психиатром. Этот мужчина был ещё довольно таки молод, примерно моих лет. Но профессионал он был высокого класса, к тому же, его дядька был священником. Пётр Александрович, а именно так звали моего знакомого, говорил мне, что священники хорошие психологи, а если к этому добавить накопленный жизненный опыт.…  Так вот, я взял несколько уроков у моего знакомого, проштудировал рекомендуемую им литературу и стал воплощать всё это в жизнь. Получалось, надо сказаspan style=»font-size: large;»ть, неплохо. Тактика была простая, но эффективная, если один и тот же вопрос, задавать, в процессе беседы, в разной тональности и последовательности, при этом внимательно наблюдать за подозреваемым,  это даёт свои результаты. Особенно эта тактика действовала против закоренелых уголовников, у которых уже была выработана своя линия поведения при встрече с представителем правоохранительных органов. Причём, Пётр Александрович особо заострил внимание, − ты не должен пялиться на собеседника, наблюдать надо как бы со стороны, давая собеседнику полную свободу действий, в выражении своей мимики и эмоций. Именно эта мимика и эмоции, дают дополнительную информацию, то, что не хочет дать его язык. Но не только это изучал я. Психиатр всегда говорил о деталях, о мелочах. Из малого складывается единое целое. С годами я выработал свою систему. Бывалые урки опасались моих допросов. Даже пошёл такой слух, что у меня целая армия стукачей, от которой ни куда не спрятаться.
Так, незаметно, за разговором мы подошли к главному. – Ну что ж, вводный курс пройден, мы обещали тебе… − Николай вопросительно посмотрел на меня. – Готов? Я, мысленно уже приготовился к переходу, как «хранители» называли путешествия во времени. Но, как только подошло время, у меня начался мандраж. Сам того не ожидал. Николай, по-видимому, почувствовал моё состояние и улыбнулся. – Да не переживай ты так, Вальдиру пришлось куда труднее чем тебе. Какие манипуляции произвёл Николай я не знаю, возможно, пульт управления был миниатюрных размеров и я попросту не заметил его, но, паркет разъехался, а плита в полу поползла вниз. −Вы всегда свои двери располагаете в подвалах? – Поинтересовался я. −Нет, но стараемся располагать их там, где бывает как можно меньше народа и там, где можно это место заблокировать на некоторое время. К примеру, завалить камнями или забетонировать, что бы, если в прошлом или в будущем здесь образуется аномалия, ни кто в неё не проник. Мы спустились по лестнице, Николай укрепил прибор на косяке и после того как включил его, по двери пробежала волна как в компьютерной графике. Я шагнул вслед за Николаем, в незнакомый подвал. Стены были выложены кирпичом и камнями, валялись какие то инструменты. Спутник сделал мне знак, что бы я не шумел. Мы вышли из подвала, в какие то заросли. Николай молча указал мне куда то. Я приблизился и сквозь ветви увидел храм, похожий на древнегреческий. −Вон. – Опять указывал Николай. – Видишь лысого, это Аристофан. Я смотрел на храм, и на группу людей возле него. Да, лысого трудно было не заметить. Тем же путём мы вернулись обратно, в двадцать первый век. Николай разлил по чашкам, уже остывший чай. – Потом я тебе расскажу о биоритмах, как тебе перемещаться, не нарушая свои биоритмы. На мой вопросительный взгляд он пояснил. – Это примерно то же самое, когда ты на самолёте перемещаешься из одной точки планеты в другую. Там, где ты был ещё утром, уже ночь и тебе пора спать, а там, куда ты прибыл, уже утро и пора собираться на работу. Я кивнул в знак согласия. В этот же вечер, Николай стал обучать меня как пользоваться пространственно-временным модулятором. На мой вопрос, о том, что мне слишком доверяют, а вдруг, я, получив в своё распоряжение этот прибор, скроюсь и буду им пользоваться в целях собственного обогащения. Николай только усмехнулся. – И как ты себе это представляешь? – Задал он мне простой вопрос, на который я не нашёлся, что ответить. −То, то и оно. – Поучительно сказал мой инструктор, а потом пояснил. – Даже, если мы тебя не вычислим сразу, что маловероятно, но даже, если допустить подобное, ты же не будешь бегать от нас вечно. Рано или поздно энерго-батарея разрядится, и ты, либо застрянешь где ни будь в другом времени, либо, что более вероятно, попадёшь к нам в руки. В общем то, в эксплуатации, модулятор был не так уж и сложен, по крайней мере для тех, кто умел пользоваться хотя бы мобильным телефоном. В этот же вечер я приступил к созданию отчёта «макси». Николай, сразу же объяснил мне, какие, полученные мной сведения можно в него включать, а какие нет. Все технические детали опускались, говорить о них можно было только в общих чертах. И ещё, в этот же вечер, я прочёл устав «хранителей времени». Он мало чем отличался от армейского, по сути, но были некоторые дополнения. Возвращался домой, я в приподнятом настроении. Уже перед самым уходом, я задал вопрос Николаю, по поводу телепатии, и вообще, о том, можно ли «читать» чужие мысли. Николай некоторое время размышлял, сколько информации мне выдать. С первого же момента нашего общения я понял, что информация давалась мне «дозированно». Я получал именно столько, сколько считали нужным мне сообщить. −Знаешь, Стас. – Начал Николай. – Рано или поздно ты узнаешь об этом, скажу так, такие технологии есть, в отношении телепатии, это долгое и кропотливое обучение, а насчёт «чтения» чужих мыслей… есть и такие технологии. Человеческий мозг как компьютер, но более сложный и совершенный «механизм». С него, так же как и с жёсткого диска, можно считывать информацию, но это небезопасно… и этим мы пользуемся только в крайних случаях, когда нет другого выхода. Я возвращался домой, зная, что там ждёт меня жена. Едва я переступил порог, как почувствовал, что в моей квартире многое изменилось. Во первых, это было видно с порога, была проведена генеральная уборка, да и из кухни пахло заманчиво. Жанна встречала меня со счастливой улыбкой. −Как и раньше. – Повисла она на моей шее. – Жаль, только детей нет с нами. Вот бы Танюшка с Романом обрадовались, что мы опять вместе. −Ну, как придут со школы, съездим за ними. – Ляпнул я. Жанна посмотрела на меня как на тяжело больного. Стукнув кулачком по лбу. – Лето на дворе, каникулы, папаня. – Ты хоть помнишь, в какой класс, кто из них перешёл? Удар был ниже пояса. Ну тогда поехали, − открыл я дверь. −Да ты чего, − опешила Жанна, опять закрыв дверь. Вторая брачная ночь плавно перешла во второй брачный день. Я лежал и курил, пока Жанна возилась на кухне. И тут, мне в голову пришла ужасающая мысль. Я даже привстал. Николай, проводил мою подготовку экстерном, практически он один, больше ни кого не было. Хотя он и обмолвился, что некоторые дисциплины мне будут преподавать «узкие» специалисты. Но эта мысль засела в моей голове и не давала покоя. Вот так вот, в семье началось улучшение, а вдруг, когда я выполню задание, меня и того, в расход. За время службы в ментуре, я повидал многое. Обладателей и гораздо менее ценной информации, без сожаления, «пускали в распыл». Жанна вошла в зал и чуть поднос не уронила, глянув на меня. Я как мог, справился с собой. Помог ей установить поднос на диван. А из её глаз полились слёзы. – Стас, ты же сам говорил, если тебя выпрут из милиции, ты ни когда не свяжешься с бандитами. – Простонала она. −Да с чего ты взяла. – Опешил я. −Я же вижу, ты весь на иголках. Пока ты работал в милиции, ты приходил домой уставший и даже злой, но таким ни когда не был. −Да с чего ты взяла? – Пытаясь успокоить жену, я, гладил её по волосам. – А всё таки прав был горбатый, из, всеми известного фильма, женщина, она сердцем видит. – Думал я. Домой, на старую квартиру мы ехали успокоенными, я, всё-таки уговорил Жанну, а она, хотела даже приплести иностранные разведки, которые опутали её бывшего мужа и вздохнуть не дают. Пришлось уверять её, что я и не собирался продавать Родину, ей всё почудилось. Дети встретили меня восторженно, а у меня опять сжалось сердце. Если мои опасения подтвердятся, родного отца им ни кто не заменит. …Мне предстояло отправиться в древнюю Этрурию. Но перед этим, я отправился к оружейнику. Сам настроил модулятор, под контролем Николая, весь взмок,  и как только по двери пробежала «волна» шагнул в дверь. Вышел я в этом же году, на пару месяцев раньше, в нашем же городе. Конец апреля, только, только сошёл снег. Усатый мужичок, который так и представился. – Оружейник. – Ненадолго стал моим инструктором. Я учился не только владеть оружием «хранителей времени», но пользоваться некоторыми приборами. Один из них я забрал с собой. Устройство, чем то напоминавшее наручные часы, по своей сути являлось неким прообразом радара. Включая его, я мог отслеживать, регулируя настройки, все живые  и неживые объекты в радиусе пятисот метров. К тому же, оружейник вручил мне трубочку из белого металла, с запасными зарядами – это был усовершенствованный электрошокер, современные ему и в подмётки не годились. Действовал он на расстоянии тридцати – сорока метров, всё зависело от влажности воздуха. Как только я вернулся, мы, с Николаем, приступили к изучению письменности и языка этрусков. Мне сразу же бросилось в глаза, то обстоятельство, что язык древних жителей Апеннин, сильно походил на древнерусский язык. Я обратил внимание Николая на это обстоятельство. −Всё верно. – Николай, даже прочёл мне короткую лекцию, о движении народов древности, по просторам великого континента. О их взаимопроникновении, как в культурной сфере, так и в генетике. −Корни русских слов можно обнаружить даже в Египте. Бог – Ра, и наши, радость, рай и так далее. Слова, означающие самые лучшие порывы человеческой души. −Раздор. – «Подбросил» я. −Тоже верно. – Усмехнулся Николай. – Стас, а ты не так прост, как кажешься. Но, слово раздор, произошло от слова раздари, то есть, ссора во время дележа. −Возьми греческие слова, Посейдон или же Нептун. Аналогия в нашем языке. – И не дожидаясь ответа, выдал сам. – Нептун – не потони, Посейдон – посей дно, то есть, принеси жертву повелителю морей, брось, что ни будь на дно. Схоже и в звучании и по смыслу. −Кстати, русских слов много и в санскрите. Та же нирвана, ни чего не напоминает? – Николай внимательно посмотрел на меня, а я на него. – Нирвана, неразорванная, то есть, целое, неделимое. −И ещё кое что, название этруски, россы, руссы, русские произошло от корня «рысь» или «рс». Так, древние, дразнили диких кошек. Когда ты поймал рысь или любую другую крупную дикую кошку, что она делает? Правильно, рычит и шипит, и получается, что то вроде «рыс» и «рс». −А если дикая кошка поймала тебя. – Съязвил я. −Значит это не твой день. – Засмеялся Николай. −Те, кто именовал себя русами и расенами, имели в своём тотеме диких кошек. И не только в тотеме, но и на телах. Но со временем, татуировки у этрусков перестали играть ту роль, которую они играли у их далёких предков, живших за много километров от апеннинского полуострова. −Поясни, − попросил я. −Ну представь, когда ты находишься на просторах великого континента, в степи или в лесу, не важно, вдали от культурных и торговых центров, где власть золота не так велика. Заезжая в любое поселение, ты получаешь ночлег и еду бесплатно, благодаря своему статусу. А где проще всего хранить свой статус, конечно же на теле – несмываемая татуировка. А когда ты находишься в густонаселённом средиземноморье, с обилием торговых центров, где «бал правит золотой телец», а не статус. В чести туго набитый кошель, а татуировка, порой просто мешает. −Кстати, тебе тоже надо будет сделать татуировку, под левым соском, у сердца. Ведь ты гаруспик, а это больше чем жрец. Ты жрец и прорицатель в одном лице. Татуировка будет у тебя под одеждой, но в случае необходимости, ты можешь предъявить её. Большинство гаруспиков имеют на своих телах именно кошек, так уж повелось, хотя, в шестом столетии до нашей эры, татуировки уже стали отходить на второй план. Не переживай, колоть ни чего не будем, есть специальная краска не смываемая годами, но в случае необходимости её можно безболезненно удалить спец раствором. −Загрузил ты меня, Коля. – Если честно я был не очень силён в истории и боялся, что многое забуду или перепутаю. Но Николай вывел на монитор «ноута» карту мира и стал объяснять по ней, что бы я не путался. – Да, ещё кое что, не вздумай ляпнуть этруски, самоназвание их – расены, в некоторых областях – русены. Этрусками их зовут соседствующие племена. А ещё – тирренами, тосками, отсюда и название Тоскана, Тирренское море. Все народы, на бескрайних просторах Евразии, произошли от единого корня, ну, за редким исключением. Неделю шла моя подготовка. Язык я выучил довольно таки быстро, теми тех средствами, что находились в моём распоряжении, а вот говорить на нём было затруднительно. Но и с этим мы справились. В то же время, отношения с семьёй налаживались. Не смотря на занятия, у меня, всё же, было куда больше времени, чем когда я служил в полиции. Моё предчувствие меня не обмануло. Как только был закончен краткий курс подготовки, Николай завёл разговор по существу. −Стас, я не буду от тебя скрывать, что некоторых мы используем втёмную. Иногда, мне кажется, ты думаешь, что мы тебе не доверяем, и ты имеешь право на подобные рассуждения, взять хотя бы историю с твоим приятелем Максом. Скажу сразу, что бы предупредить все последующие вопросы. Тебе мы доверяем. Ты нам нужен. Да, да, не смотря на все наши возможности и у нас бывают неприятности и проблемы, ведь мы живём в режиме реального времени, «он лайн», так сказать. Мы выполняем задания и не застрахованы от провалов. Кое что, о двойниках ты уже знаешь. Так вот, объясню тебе кое какие подробности. −Николай закурил, и некоторое время молчал, собираясь с мыслями. – В начале двадцатого века в русской литературе существовало такое понятие – «чёрный монах». Это понятие ввёл Достоевский, если я не ошибаюсь, у него есть такой рассказ. Суть в том, что человек, добившись определённых высот в карьере и в жизни, встречает чёрного монаха, то есть, свою гордыню, которая, в итоге, тянет его вниз от достигнутых им вершин. Так вот, наши двойники, тоже повстречали такого же монаха. Кто то из двойников ищет прибыли от путешествий во времени, но рано или поздно они начинают думать о себе как о всемогущих творцах. Вот такой человек и завёлся в нашей группе. Я всё подмечал, от меня не укрылось то обстоятельство, что Николай нервничал, или же мне просто показалось. И ещё, он не назвал даже примерные данные о группе. Информация шла мелкими дозами. −Мы выбрали тебя, специально не обучая тебя нашим методам работы. Тем, что использует наша служба безопасности. – Поправился Николай. −Нам нужна свежая кровь, если можно так выразиться. Свежая мысль. – Дополнил Николай, информационное обеспечение моего задания. – Но на данный момент мы пытаемся справиться собственными силами, «не вынося сор из избы». Кроме инструкций электрошокера и мини радара, я получил от Николая ещё пачку табаку и трубку. Причём, трубку можно было использовать как курильницу, окуривая, к примеру, больного или же во время ритуала. В принципе, я уже был готов к переброске в заданную точку, оставалось только попрощаться с семьёй. Побывав у родителей, навестив брата и его семью, я не забыл заглянуть и к Натанычу. Заодно, отдал ему деньги, которые он одолжил мне. Кстати сказать, Николай перевёл на мой счёт приличную сумму, половину из которой я отдал Жанне. Эти деньги сыграли со мной злую шутку. После того, как я с беззаботным видом, вручил ей купюры. Жанна разрыдалась и потребовала от меня поклясться, что я не связался с бандитами или с ещё какими тёмными личностями. Еле успокоил. Но выезд на природу получился каким то скомканным. Жанна, хоть и улыбалась, но глаза её говорили о другом. После того. Как я завёз семью домой, на старую квартиру, отправился попрощаться с Максом. Тот, встретил меня настороженным взглядом. – Стас, у тебя действительно всё в порядке. −Да не парься, Макс. – Успокоил я его. – Макс просветлел. −Я тут наводил справки, да ещё побывал у Натаныча… Кто то шуганул твоих недругов, да так, что они притихли… «хранители времени». – Макс пытливо заглядывал в глаза. −Макс, − я сделал удивлённое лицо, как будто он сказал какую то глупость. – Несколько лет назад, я вёл дело одного коммерсанта, ну прикрыл его, хотя, мог и посадить. Дело было мутное, комерса кто то подставил. Ну вот, добро и возвращается добром. Не знаю, поверил ли мне Макс, но отговорка была железной. Проверить мои слова Макс вряд ли сможет, каких только дел я не вёл. А Николай сказал мне по поводу Макса. – Приятель твой хороший парень, цепкий и смелый, но он фанатик, с такими мы стараемся не связываться. В тот раз я потребовал разъяснений. Как ни как, а Макс был мне не чужой, он, пожалуй, что один из всех знакомых, готов был за меня, броситься даже под пули. −Понимаешь ли, фанатик готов пожертвовать всем ради своей идеи или убеждений. А нам нужны «холодные умы». Ну вот, и настал тот момент. На востоке восходило солнце. Эту ночь мы провели с Жанной в моей квартире. Я оставил ей ключи. После завтрака мы присели на дорожку. Я как путёвый, попросил Жанну собрать мне спортивную сумку с вещами. Хотя, на кой они мне, эту сумку я оставлю у Николая. Но ход был правильным, бывшая супруга взвилась бы, если бы я уехал без ничего, с пустыми руками. Ко всему, она наготовила всякой всячины, целый пакет, в дорогу. От него тоже нельзя было отказываться. Я попросил Жанну не провожать меня, простимся у подъезда. А она опять всё переиначила. −Я тебя как на войну отправляю. – Пробурчала она, хлюпая носом, уткнувшись мне в грудь. −Мы с тобой радио слушали, ни каких сводок с фронта не передавали. – Попытался пошутить я. −Всё тебе шутки. Вы мужики как коты, ходите, где вам вздумается, ни чего вас не волнует, ни дом, ни дети… − начала заводиться она. Я поцеловал её. – Ещё как волнует. – Сказал я как можно ласковее. −Бабушка мне рассказывала, как она провожала деда на фронт… он вот так же, попросил её не провожать его на вокзал… и не вернулся… Успокоив, как мог, супругу, я отогнал машину на ближайшую стоянку. Заплатив сразу за месяц вперёд, загнал машину в самый дальний угол и направился к дому Николая. Я выбрал себе псевдоним. Вообще, «хранители времени» выбирали себе псевдоним, если была такая возможность, что бы он был созвучен с твоим настоящим именем. И даже если, ты когда ни будь, по неосторожности произнесёшь своё настоящее имя, это не резануло слух окружающим. Кроме теоретической подготовки, я прошёл курс духовных практик, основанных на буддийских трактатах. Я постучал в дверь. −Проходи. – Николай некоторое время изучал меня. – Статиус. Привыкай к своему новому имени. Было ещё одно неизменное правило «хранителей времени». Разговаривать надо было на том языке, какой использовался в данной местности на данный момент и пользоваться, по возможности, теми же орудиями и приборами. У меня было особое задание, поэтому то я брал с собой, в прошлое, электрошокер и радар. К сожалению, по чисто техническим причинам, мне не суждено было попасть в святая святых «хранителей времени», в хронометрию, там, где располагался стеклянный шар – провидец. Я сам настраивал модулятор, под контролем Николая. Всё здесь было понятно, а самое трудное было то, что надо было вносить поправки в изменчивый магнетизм. И хотя, тут же, имелась шкала, но, скажу честно, руки тряслись. Ну вот, наконец то, всё было готово. −Ну, с Богом. – Благословил меня Николай. −Я нажал на кнопку активации и по двери пробежала волна… Выбрался я в какую то комнату с кирпичными стенами. В углу валялась куча тряпья и она шевелилась, попискивая. Не успел я сделать и пару шагов, как куча превратилась во что движущееся, противно пищащее, разбегающееся по углам. −Крысы или мыши? – Мелькнуло у меня. Я вышел в коридор, выложенный всё тем же кирпичом, направо он спускался вниз, но мне надо было налево, вверх. В конце концов я оказался в тесной комнатке, кое как обставленной. Навстречу мне поднялся голубоглазый юноша, примерно в таком же одеянии, как и я. После обмена паролем, парень прижал руки к груди. – Приветствую тебя уважаемый Статиус. Кстати, моё имя переводилось как твердыня или основополагающий, в более широком смысле этих понятий. Моя легенда и была построена на том, что я гаруспик, жрец этрусков, уроженец Рима, долгое время находившийся в чужих краях. Сам Рим, в это время, не был ещё тем могучим и великим, каким мы его знаем из истории. В шестом веке до рождества Христова, он ещё только набирал силу. Это была скорее торговая площадка для соседствующих племён, умбров, самнитов, латинян и этрусков, причём последние были сейчас на пике своего могущества и занимали главенствующее положение в «вечном городе». У Рима уже была собственная армия, но она выполняла, прежде всего, полицейские функции. Но не пройдёт и столетия как Рим покажет своим соседям кто в доме хозяин. Население Рима было похоже на лоскутное одеяло, кого здесь только не было, кроме племен, обитавших на аппенинском полуострове, здесь была многочисленная греческая диаспора, представители ближнего востока, так же, не обошли его своим вниманием, но на данный момент, главенствовали здесь этруски. А Римом правил Луций Тарквиний Гордый, этруск, но его правление, недолгое, подходило к концу, как подходило к концу и могущество этрусков. После приветственных фраз и глотка вина мы вышли на улицу. Хотелось посмотреть на легендарный город, каким он был в древности. Но, он не произвёл на меня впечатления. Хотя, здесь уже стояли роскошные виллы зажиточных горожан, но, всё же, этот Рим был скорее похож на большую деревню, вернее несколько деревень, разбросанным по семи холмам. Грязи тоже хватало. Я, совершив переход, оказался на Авентине, самом южном холме Рима. Внизу, у причалов Тибра, разгружались лодки и мелкие корабли. Вокруг причалов кипела торговля. Самитин, а именно так звали моего провожатого, вывел меня на улицу неподалёку от борделя. К нам тут же прицепились три пьяных девицы, солнце клонилось к закату, поэтому то и начиналось время ночных бабочек. Самитин, как я был проинформирован, использовался «хранителями времени» в тёмную, так что, он понятия не имел кто я на самом деле. Так вот, Самитин тут же отшил жриц любви и повёл меня к реке. Насколько я понял, из его объяснений, часть пути нам предстояло проделать по реке. Большую часть пути мы молчали, иногда перебрасываясь короткими фразами. Гаруспики – жрецы и прорицатели этрусков, гадали по внутренностям животных. Николай подробно объяснял мне как это делается. Ко всему прочему, у меня в торбе лежало несколько листков с записями о будущем, что должно быть с этим народом в близлежащем будущем. Листки были упрятаны в серебряный светильник, и если бы он попал бы в чужие руки, то, при его использовании по прямому назначению, они попросту бы сгорели. Мой путь лежал к городу Вейи, находившемся на расстоянии, примерно тридцати километров от «вечного города». Наконец то мы сошли на землю и тут же пересели в колесницу. На сколько я понял, это был некий аналог древнего такси. Но, финансовой стороной вопроса заведовал Самитин, я в это не лез. Солнце клонилось к горизонту, Самитин уверял, что до темноты мы успеем добраться до Вей. И не обманул, перед тем как на землю спустилась ночь, мы были в Хаоле, пригороде Вей. Встречали меня двое таких же «гаруспиков», как и я, живших в хижине на краю поселения. −С приездом тебя, брат наш… − Начал Натиум, его поддержал Приск. – Надеемся, ты не отошёл от предками данной нам веры, в дальних краях… Фотографии Приска и Натиума, Николай мне показывал, так что ошибки быть не могло. Самитин, после того как меня встретили мои коллеги, отправился ночевать к своим знакомым. −Располагайся брат наш, − продолжил Натиум, когда мы вошли в хижину, − хвала святому Тину, повелителю неба, − продолжил было Натиум, но его прервал Приск. −Да хватит тебе, Натиум, здесь все свои. – А затем поинтересовался, привёз ли я шкатулку. Шкатулку я привёз. И тут же отдал её Приску. Тот, тут же спрятал её в складках одежды. Пока мои новые знакомые задавали мне вопросы, на которые я отвечал, коверкая этруские слова. Я изучал своих коллег, задавая невинные вопросы о еде и о нравах в этом обществе. Николай, прислал меня сюда, именно по их души. Он подозревал, что один из них и является двойником. Теперь я видел воочию, что и «хранители времени» не всемогущи, что и у них бывают проблемы. −У тебя ужасный выговор, − подвёл итог нашей беседы Приск, − надо больше тренироваться. −У меня было мало времени. – Честно признался я. −И такое бывает, − согласился Натиум. −Тем не менее, прибыл ты вовремя, только что приходили слуги Кривелия, приглашали на ужин. – Сообщил Приск. −Это местный богатей. – Дополнил Натиум, зевая. – У него рыболовная артель. −Может у тебя есть какие предсказания на ближайшее будущее, они будут кстати. – Спросил меня Приск. – А то нас уже смотрят как на нахлебников. Я, повозившись со своим светильником, достал заветные страницы. – Вот, метеосводки…, а вот по поводу рыбной ловли. – Нашёл я упоминание о Тибре, протекавшем неподалёку. А в Хаоле протекала речка Тиха, так, воробью по колено, но она впадала в Тибр. Через четверть часа мы уже были у Кривелия. Даже по современным меркам его вилла была довольно таки роскошная. – По большей части молчи и делай то, что и мы. – Прошептал Натиум у самого порога. Здесь то я впервые и увидел Ладину. И опять, не говоря уже о языковом сходстве, я увидел воочию и внешнее сходство Этрурии с древней Русью. Кроме того и богатые дома и дворцы здесь называли – палати или палантин, как тут не вспомнить про царские палаты. Мы вошли, тут же, мне на глаза попалась девица с русой косой. Едва я  глянул на неё, как у меня перехватило дыхание. −Чего застрял. – Толкал меня сзади Натиум. Надо сказать, женщины здесь заплетали совсем другие косы, не как у нас. Они были более свободными, объёмными, в которые вплетались ленты, завязываемые на конце бантиком. Трапеза проходила за длинными низкими столами, кто то сидел развалясь, а кто то полулёжа. Многие уже были «навеселе», как и хозяин, седовласый мужчина лет шестидесяти, приветствовал нас. После того как мы уселись, я стал изучать здешнее общество. По перехваченным мною взглядам, бросаемым в направлении моих компаньонов некоторыми дамами, Приск и Натиум, отнюдь не вели здесь аскетический образ жизни. Оба они, были чуть постарше меня, но, как говориться, мужчины в полном расцвете сил, как же иначе. Я заметил, ни куда уж не денешь мою ментовскую натуру, что и на меня бросали взгляды, представительницы противоположного пола. Даже та, от взгляда на которую у меня дух захватывало, поглядывала на меня с большим интересом. Особенно после того, как Приск с Натиумом представили меня. Благословив дом сей и его хозяев, мы приступили к трапезе. Я поймал себя на мысли, что стесняюсь как школьник, особенно когда та красавица, с русой косой, бросала в мою сторону заинтересованные взгляды. Разговоры за столом шли в основном вокруг взаимоотношений с набирающим силу Римом и соседними племенами, сабинами, умбрами и другими. И на сколько я понял из разговоров, этруская община Рима, как правило, была настроена против своих соотечественников из Этрурии. Что и злило последних. Моя легенда была, как раз таки и привязана к «вечному городу», но, насколько я мог заметить, отчуждённого отношения ко мне не было. Тем более, Приск обмолвился, что я прибыл из дальних краёв. Приск и Нтиум, вели разговор с хозяевами и гостями, а я всё поглядывал на русоволосую красавицу, пока не почувствовал толчок в бок. – Говори свое предсказание. – Шептал Натиум. Ещё в хижине, Приск с Натиумом, учили меня в какие формы надо облекать свои предсказания. Я встал, страшно волнуясь, но не по поводу предсказания. Во первых на меня смотрела та, красотка, и ещё, я боялся расхохотаться, потому что, мне предстояло нести такую чушь. −Уважаемый Кривелий, боги говорят устами природы и животных, что, в ближайшие дни, улова тебе не добиться, только выше по течению… −Как так, − опешил Кривелий, − мне предсказал…. − Тут Кривелий умолк, − Ты не ошибся уважаемый? Я подтвердил свои слова, и оказался прав. На следующий день, когда рыбаки вернулись с хорошим уловом из верховий Тибра, Кривелий прислал нам в хижину две корзины с продуктами и отрез материи. Правда, Приск, захапал этот отрез себе, мотивируя это тем, что его одежда износилась. Натиум попробовал возмутиться, − ты себя ни когда не обделишь, − На что Приск вспылил, − ну давай, давай разорвём на три части и обвяжем свои задницы. – Конфликт не успел разгореться, я пристыдил коллег. А этим вечером, правильнее сказать ночью, мои компаньоны вводили меня в курс дела, объясняя мне местные обычаи и нравы. Знакомя с людьми, заочно. −Смотрю, тебе приглянулась Ладина, дочь Садаира. – С улыбкой проговорил Приск. Я не стал отнекиваться, но и разговор на эту тему не поддержал. −Да ни чего, всё нормально. – Успокоил меня Приск. – Садаир давний приятель Кривелия. У него тоже крепкое хозяйство, но с Кривелием не чета. Весь следующий день я провёл в ознакомлении с Хаолой и его обитателями. Посёлок, был невелик, но это для моего времени, полсотни дворов нормальное явление, а для древности вполне многочисленный. Познакомился  и с местным блаженным. У этрусков, как и на Руси, к блаженным относились с почитанием. Взять хотя бы храм Василия блаженного в центре Москвы. А местный дурачок и предсказатель – Видевий, сам подскочил ко мне, едва завидев меня. −А ты кто? – Заглядывал мне в глаза местный дурачок. – Ты откуда? – Видевий закружился вокруг меня, раскинув руки как птица. – А ты зачем сюда пришёл? – Забросал он меня вопросами. Еле, еле отвязался от этого психа. Я заходил в дома, если приглашали, разговаривал с людьми, трапезничал вместе с ними. Поначалу было туго, мой мир не отпускал меня, но выпив вина я раскрепостился, и эти люди уже казались мне совсем обыкновенными, тысячелетия не разделяли нас. Своё произношение я «прикрывал» тем, что давно не говорил на родном языке. Общество этрусков в какой то мере разительно отличалось от тех же греков или латинов. Во первых, этруски, как впрочем и остальные жители древнего мира, приносили жертвы, в том числе и человеческие. Но не этим они отличались от остальных, женщины в их обществе имели большие права, о равноправии говорить не приходилось, но другие племена надсмехались над ними, считая, что этрусками правят женщины. И ещё одно немаловажное обстоятельство, этруски, когда это было надо, жертвовали и собственными жизнями на благо общества. Этим то, они точно отличались от других. Мало найдётся народов в истории земной цивилизации, которые поступали так же. Было и ещё одно немаловажное обстоятельство, в котором существовало этрусское общество, с момента его зарождения, примерно за тринадцать веков до рождества Христова. Предсказатели объявили их предкам, что Этрурия просуществует десять столетий. Среди этрусков ходила ещё такая легенда. Что некогда, к их предкам пришли великие учителя, которые и научили их плавить металл, строить колесницы и прочее. И эта легенда базировалась на вполне реальных фактах. Примерно между восьмым и седьмым веками до нашей эры, в Этрурии случился, как говорят в моём времени, промышленный бум. Этруски стали строить каналы и дороги, обрабатывать металл. Короче говоря, возвысились над соседними племенами, после чего началась их экспансия на апеннинск−Смотрю, тебе приглянулась Ладина, дочь Садаира. – С улыбкой проговорил Приск.ом полуострове, в том числе ими был захвачен и Рим. На данный момент они считали Рим своей вотчиной, но на самом деле это было не так. «Вечный город» вполне успешно противостоял разрозненным попыткам этрусков установить над ним полный контроль. Главная их беда была в том, что среди них не было единства, а конфедерация из двенадцати городов, в которую входили и Вейи, отнюдь, не являлась монолитом, способным решать серьёзные задачи. И, наконец то, я попал в дом Садаира. Ладина, к сожалению, на глаза мне не попала, наверное, занималась по хозяйству. А вот её отец и двое братьев, Дарис и Эол, составили мне компанию, за столом. Жена Садаира – Гера, накрыла на стол и на некоторое время составила нам компанию. −Рад видеть тебя в своём доме, уважаемый. – Задвинул  Садаир длинную речь. Главной темой нашего разговора являлись взаимоотношения с соседями и с Римом, в том числе. Садаир интересовался у меня, верны ли пророчества и в самом ли деле, Рим поглотит Этрурию, или же, всё это ложь. Я попытался отделаться общепринятыми фразами, вроде того, что на всё воля богов. Но это не удовлетворило хозяина дома. Не мог же я объяснять ему, что Рим распространит своё влияние на всё средиземноморье и за его пределы. Что римляне латинизируют пиренейский полуостров, спустя несколько веков, испанцы и португальцы захватят новый свет, где будет главенствовать католическая церковь во главе с Римом, о которой, на данный момент и не слыхивали. Что все боги, как римские, так и этрусские уйдут в небытие. А их потомки будут поклоняться одному Богу, Богу−Отцу, но уже после того, как на землю спустится сын его, распятый, впоследствии, на кресте, как раз таки – римлянами. В этот момент в дом вошла Ладина. Старый слуга, тут же принёс ей столовые приборы. Я опять окаменел. Мне было неловко, прежде всего от того, что, как мне казалось, Ладина поняла какое действие она производит на меня. −У нас красивые женщины. – Я чуть было не ляпнул, что у вас, но вовремя спохватился. – Ради этого стоит жить. – Поднял я свою чашу. Садаир посмотрел на меня с подозрением. – Верно. – Поддержал он меня. – И ещё жить стоит, ради счастливых глаз своих детей. – Поднял он свою. −Когда счастливы дети, счастливы и родители. – Подыграл я хозяину дома. −И это верно, уважаемый Статиус. – Вновь поддержал он меня.
На данный момент Апеннины были вполне удобны для меня и подобных мне, кому надо было легализоваться в обществе. С Гариком и Николаем, мы долго шлифовали мою легенду. У этрусков, да в общем то у всех народов древности, происхождение имело решающий фактор, при знакомстве. О тебе судили по твоим предкам, кем они были. Мой род, да и не только он один, многие роды угасали, а здесь, где возвышался Рим, многие расены перебирались в вечный город, а порой и за пределы полуострова, поэтому, отследить потомков того или иного рода было затруднительно. Гера расспрашивала меня о семье. Я, согласно легенде, являлся бездетным вдовцом. В жизни этрусков очень большую роль играли роды и кланы. Поэтому, едва только я уселся за стол, хозяева поинтересовались у меня, какого я рода. Я выдал всё, что знал о «своём роде», который к тому времени уже угас, и я являлся его последним представителем. Гера посочувствовала мне, что мне одиноко и не куда и голову приклонить. Но я высказался в том духе, что с детства привык рассчитывать только на себя самого, тем более, много времени провёл за пределами Родины. Мы коснулись и житейских забот. В древности, да в прочем и в современном, моём мире, всё было взаимосвязано; война и экономика, семья и культура. Всё «варилось в одном котле». У Садаира была коптильня, где перерабатывалось мясо и рыба. Большую часть своей продукции он продавал на римских рынках. Там у него были склады. Так что, если начинались боевые действия, кто то нёс убытки, а кто и богател. К тому же, мноp/pгие зажиточные этруски строили роскошные виллы в «вечном городе», и впоследствии, становились гражданами Рима. Распрощавшись с гостеприимными хозяевами, я вернулся к своим компаньонам, как раз к тому моменту, когда прибыли слуги Кривелия с подарками для нас и приглашением на ужин. После недоразумения с отрезом материи, я нашёл применение старой тоге Приска. Нижнее бельё этрусков, впрочем как и остальных племён древности, не отличалось изысканностью. Трусы, к примеру, заменяла узкая полоса материи, обвязываемая вокруг бёдер. С первого же дня она превратилась для меня не в деталь одежды, а в деталь механизма пыток. Я тут же раскромсал старую тогу Приска и соорудил себе пару трусов, с помощью ниток и бронзовой иглы. Работа получилась топорная, но какое я испытал облегчение и даже блаженство, когда одел своё изделие, завязав их с боку, пришитыми тесёмками. Пока я занимался делом, Приск и Натиум не проронили ни слова, наблюдая за моей работой, но как я только закончил, начались комментарии. −А мы уже привыкли. – Протянул Натиум. −Не надо выделятся из общей массы. – Высказал своё мнение Приск. −В гробу я видал общую массу. – Озлобился я. – А чего ждать, пока мой детородный орган отсохнет. −Ну ладно, ладно. – Пошёл на примирение Натиум. – Ни чего страшного. Пора уже идти к Кривелию, у его артели нынче хороший улов, благодаря тебе Статиус, так что, нас ждут с нетерпением. И вправду, нас ждали. Хозяин виллы – Кривелий, встречал нас у порога с радостной улыбкой на лице. После торжественного и радостного приёма, мы уселись за стол. Садаир со своей семьёй был уже здесь. На сколько я знал, они с Кривелием, были не только компаньоны, но и давние приятели. В тот момент, когда я шагнул через портал, мне казалось, что я не смогу привыкнуть к новому для меня обществу, но, ещё не прошло и двух суток, а я уже обвыкся. Правда, ни как не мог привыкнуть к тоге. Мне всё казалось, что я в банном халате, только что вышел из ванной. Разговоры шли о рыбе, о Риме и о его рынках. О сабинах и умбрах. А я всё бросал взгляды в ту сторону, где расположилась семья Садаира. Ладина, со скучающим видом, делала вид, что её мало что здесь интересует. Но сама, тайком, тоже бросала короткие взгляды в мою сторону. У нас было что то вроде игры, кто кого подловит взглядом, пока Приск не толкнул меня в бок. Только тогда я понял, что хозяин дома обращается именно ко мне. Кривелий, уже раздобревший от винных паров, пустил беззлобную шутку в мой адрес, по поводу моей задумчивости. – Уважаемый Статиус, не может взгляда оторвать от стола Садаира. Кто же ему там приглянулся? Собравшиеся, отреагировали на это замечание громким хохотом. −Я хотел спросить тебя, святой отец. Насчёт пророчества о галлах, что у наших северных границ. Неужели они вправду вторгнуться в наши владения, и это будет нашим концом. – Вновь обратился ко мне Кривелий. Я ответил том духе, что, если расены объединятся, то ни какой враг им не страшен. Приск «ожёг» меня взглядом. И я понял, что ляпнул что то не то. Пока собравшиеся обсуждали мои слова. Приск «шипел» мне в ухо. – Ты, что, совсем обалдел, новичок, предсказатель недоделанный. Завтра праздник в честь речных духов, там то и надо прорицать, у тела жертвенного животного, и то что надо. Натиум, более спокойный и уравновешенный, внушал мне, как надо отвечать на те или иные вопросы. – Мы и без тебя знаем, что после вторжения галлов в Этрурию, она уже не оправится, но помалкиваем, всему своё время. И ещё одно обстоятельство испортило вечер. Я поймал подозрительный взгляд Садаира. Видать, шутка Кривелия на счёт меня и его дочери, пришлась ему не по вкусу. Был здесь и местный дурачок – Видевий. Он, так же как и мы, прорицал, от чего пользовался большим уважением. Сегодня, Видевий был похож на нормального человека. Он шутил, веселил женщин, и, как мне показалось, тоже бросал заинтересованные взгляды на Ладину. Уже за полночь, когда мы вернулись в свою хижину, Приск устроил мне «головомойку», по поводу моих слов. А Натиум пытался успокоить его. Я, в свою очередь, дал клятвенное заверение, что не скажу ни единого слова, без ведома моих более опытных товарищей. А на следующий день, состоялось жертвоприношение в честь речных духов. У этрусков было огромное количество божеств, на все случаи жизни. Мне казалось, что они и сами путались в них, не всегда точно зная, за что отвечали те или иные божества. С раннего утра мы готовились к предстоящему ритуалу. −Ну так как. – Приск внимательно посмотрел на нас с Натиумом. – Кто сегодня будет прорицать? Я уже знал, что сегодня будет принесён в жертву бык, выделенный Кривелием из своего стада. Я не знал всех тонкостей данного мероприятия, поэтому пожал плечами. – Вы хоть покажите, как это делается, я знаю об этом только в теории. Самому не приходилось. −Ну что ты дорогой, мы тебе полностью доверяем. – Запричитал Натиум, когда Приск перевёл на него свой вопросительный взгляд. – И потом, ты же знаешь, я не переношу вида крови. – Натиум сложил руки на груди, от чего стал похож на католического монаха. −Ага, как отрез материи делить ты знаешь. – Припомнил он Натиуму. −Ну так, ни кто же не был против, всё лучшее тебе. – Подлизывался Натиум. −Чистоплюи. – Бросил нам Приск. Скажу честно, меня чуть не стошнило, когда бык был принесён в жертву. Приск, после того как вскрыли чрево животного, предсказывал по его печени, говоря о видах на урожай и об общественно политической жизни этрусского общества. Я же, набрался храбрости и залез в нутро убиенного животного и извлёк на белый свет его сердце. Выдав всё, что мне сказал, ещё вечером, Приск. После того, как часть туши быка была роздана жителям Хаолы, а другая часть сожжена на костре, в подарок духам, начался праздник. Во дворе Кривелия, да и на самой улице у ворот простых горожан, выставлялись столы с выпивкой и закусками. Вездесущий Видевий, был тут, и так же как и всегда, он кривлялся, подражал животным и птицам, танцевал и пел. Надо сказать, голос у него был хороший. А на следующий день, по утру, прибыла Алфея, на колеснице, как знатная дама. Я был ошеломлён. Но мои спутники встретили её восторженно. – А, вот и наша жрица-прорицательница. −Я не надолго, − спрыгнула Алфея с колесницы. −Как у вас тут? – Задала она невинный вопрос, а мне показалось, что она задаёт его именно мне. −Значит, вам пока ни чего не требуется? – Уточнила Алфея, когда услышала наши ответы. −Я опаздываю, Статиус, составь мне компанию. Так я оказался в её колеснице. Алфея гнала коней и по ходу дела расспрашивала меня. Но что я ей мог сообщить. Информацию о  Приске и Натиуме, я получил скудную. Ни чего подозрительного в их действиях я не обнаружил, даже интуиция моя молчала. Хотя, бывало, сидел у меня на допросе человечек – божий одуванчик. А моя интуиция, прямо таки колотила в ворота моему сознанию. Я начинал раскручивать этого тихоню, и тут, оказывалось, что в этом тихоне, который и мухи не обидит, «сидит» ужасный монстр. А тут полный ноль, вообще ни каких зацепок. Но я поинтересовался у Алфеи, на счёт Видевия. −На сколько я знаю он не наш, но можно уточнить. – Ответила мне она. Я и сам не мог толком объяснить, почему моё подозрение коснулось именно местного дурачка. Что то в его поведении смущало меня. Иногда, Видевий, устав кружиться, садился отдохнуть и взгляд его был похож на взгляд нормального человека. По долгу службы, мне приходилось бывать в психиатрической клинике, там я насмотрелся. Вот и с Видевием, я не мог понять, притворяется он или же на самом деле сумасшедший, а временами у него наступает просветление. И ещё, Алфея сообщила мне, что через три дня, мне необходимо прибыть на базу. И объяснила как это сделать. – Надеюсь, дорогу запомнил? – Поинтересовалась она. Я был поставлен в затруднительное положение, но не растерялся. – Дом тот найду. −Ну и отлично, там тебя будут ждать. На том и расстались. Назад пришлось возвращаться пешком. Я шел по дороге, краем поля. Здесь расены выращивали капусту морковь и прочие культуры. Впереди меня появилась группа женщин, отправлявшихся на свои делянки. И… среди них была Ладина. Моё сердце учащённо забилось. От своих компаньонов я знал, что Садаир не приветствовал леность и праздность, и не смотря на то, что у семьи были слуги и рабы, все его дети работали, и на своих полях в том числе. Потихоньку, все расходились по своим делянкам. У дороги, идущей вдоль поля, в тени деревьев стояли шалаши и столики. К одному из столиков и направилась Ладина, вместе с братом. −Пусть Всевышний Тин поможет вам в работе. – Приветствовал я своих знакомых. −И тебе помощи, Статиус. – Приветствовали меня дети Садаира. Тут же подошёл их раб, молодой и крепкий парень. −Проходи уважаемый. – Пригласил меня под свой навес Эол. Я присел на лавочку. Выпил воды с вином. Кислый напиток прекрасно утолял жажду. Ладина, вместе с рабом отправились на свою делянку, а мы с Эолом продолжили разговор. От Эола я и узнал кое что о Видевии. Что он появился в Хаоле примерно год тому назад. Жил то у одних, то у других, кто приютит. Пророчествовал и проповедовал, причём, довольно таки успешно. Местные жители его почитали, некоторые даже считали святым. −Он даже за Ладиной ухлёстывает. – Со смехом, сообщил мне Эол. Как так. – Изумился я. – Он же того. – Я уже хотел покрутить у виска, но вовремя опомнился. Но Эол понял меня. И пояснил, что и за ненормальных отдают своих дочерей. Вполне возможно и Видевий получит в своё распоряжение жену. Всё зависит от обстоятельств. Тем более не все его считают ненормальным. Многие думают, что его устами говорят святые духи. Он и сам говорил Ладине о том же. Вот тебе и дурачок. – Думал я, распрощавшись с Эолом. Приск с Натиумом подтвердили слова Эола. Оказывается Видевий происходил из знатного рода, из Тарквинии – столицы Этрурии. −Бывают такие, придуриваются, по молодости, а потом вроде как нормальными становятся, заводят семьи. Ведь Видевий ещё молод, ему ещё и тридцати нет. – Сообщил Приск. При той скудной информации, что я получил от Николая, я добывал нужные сведения по крупицам. И ни каких серьёзных зацепок не было. По крайней мере, Ни Приск, ни Натиум, не вызывали у меня подозрений. Следующий день, был праздничным днём. Расены в этот день чтили духов семейного очага. У каждой семьи был свой дух, что то наподобие нашего домового. В этот день не приносили жертв и столы на улицы не выставляли. В этот день ходили, друг к другу в гости. С самого раннего утра, хозяйки готовили разнообразные яства. И мы весь день ходили по гостям. Побывали в доме Кривелия и Садаира, да и во многих других домах. Ближе к вечеру, молодёжь, да и не только они, отправились большой делегацией к большому пню. Расены почитали это место, когда то, на этом месте стояло могучее дерево, которое разбила молния, и от него остался один только пень. Местные, посчитали это знамением, и это место вот уже долгие годы считается почти что священным, хотя и от пня и от дерева уже ни чего не осталось, но это место считалось покровительствующим влюблённым. Старожилы говорили мне, что когда пень ещё существовал на пригорке у реки, женщины, которые не могли иметь детей, садились на него и у многих после этого рождались дети. Правда это или нет, но всей толпой мы отправились к реке. Я со своими компаньонами, в том числе. Даже рабы и слуги не отставали от своих хозяев. И ещё одно, этот праздник напоминал мне прощённый день, как и у меня на Родине. В этот день нельзя было ругаться. В этот день, все, друг у друга просили прощения, за былые обиды. Вокруг того места, где когда то стоял священный пень, образовался хоровод. Сегодня не было различий, раб или господин, все кружились в одном хороводе. Я поддался всеобщему ликованию и тоже кружился в хороводе. Выпитое вино, всеобщее веселье, кружение вокруг одного места подействовали на меня так завораживающе. А может и вправду, это место обладало особой энергетикой, но, когда круг распался, и народ стал расползаться по окрестностям, я оказался рядом с Ладиной. Вокруг были люди, но я набрался смелости и шепнул ей, что бы она приходила сюда, завтра вечером, на закате. Ладина засмеялась и отбежала от меня. Больше, в этот вечер, мне не представилось такого случая, что бы, хотя бы шепнуть ей что то. Перед тем как лечь спать, Приск завёл разговор о нашем бытие. −Надо что то пророчествовать. – Предложил он. – А то мы уже стали терять авторитет. −Ты мыслишь верно, − поддержал Приска Натиум, − да ещё этот полоумный составляет нам конкуренцию. −А ты чего так заинтересовался им? – Поинтересовался у меня Приск. −Да есть на счёт его кое какие подозрения. −Не наш ли он? – Улыбнулся Натиум. −Всё может быть, − Я сделал как можно более беззаботный вид, − что то мне в нём не нравится, что то неестественное. −И что же. – Поинтересовался Натиум. −Да он кружится, придуривается, поёт, танцует и в то же время, проповедует и пророчествует. Имеет не малый вес в обществе. Как бы нас не заставил плясать рядом с собой, под его же дудку. −Верно говоришь Статиус. – Вмешался в разговор Приск. – Он мне тоже не по нутру. Слишком слащавый, от такого можно ожидать чего угодно. −Иногда, когда он устаёт, его усталый взгляд становится вполне осмысленным. – Продолжил я. −Вот, вот, и я о том же, от такого можно чего угодно ждать и ножа в спину. – Высказался Приск. −Ну, скажешь тоже. – Вступился за Видевия Натиум. Пока шёл спор, я наблюдал за своими компаньонами. Этого то мне и было надо. В споре выдаются скрытые мысли. Но, ни чего нового я не узнал, кроме того, что и Натиум и Приск, оба относились к Видевию с некоторым подозрением, но в отличии от Приска, Натиум считал, что Видевий не способен на убийство. −Ладно, ладно, поднял руки Приск. Будь по твоему. – Согласился он с Натиумом. – А тебе, Статиус, − повернулся он в мою сторону, − советую, не играй с огнём. Садаир человек уважаемый, и если с его дочерью случится что, я не позавидую тому, кто её обидит. – Закончил Приск и лёг, не дожидаясь ответа. Да я и не собирался отвечать, промолчал. Весь следующий день прошёл для меня в томительном ожидании. Приск, по-видимому, почувствовал моё состояние и бросал на меня суровые взгляды. На закате я был у тропинки, ведущей к священному месту. Мимо проходили женщины и девушки. Дело в том, что неподалёку от большого пня располагался пляж для женщин, южнее, километрах в двух, для мужчин. Но вот, наконец то, появилась и та, о которой я думал весь день. Не одна, в сопровождении служанки. На сколько я знал, служанку звали Сара, тоже, молодая и красивая. Как только девушки поравнялись с тем местом, где я прятался. Я, осторожно позвал Ладину. Сара пошла дальше, как ни в чём не бывало, а Ладина остановилась. Я вылез из своего укрытия и подошёл, озираясь. Что я тогда болтал, не помню. В меня и вправду, будто бы бес вселился. Я уже не мог совладать со своими чувствами. В этот вечер, мне удалось урвать лишь один короткий поцелуй, после чего Ладина вырвалась и побежала к своей спутнице, которая остановилась от нас шагах в пятидесяти, так же озираясь, как и я. Вернулся в хижину, когда уже стемнело. Приск встретил меня тяжёлым взглядом. −Да, парень. Тебе прямо таки не терпится нарваться на неприятности. – Высказал он своё мнение. Я молчал, не смея оправдываться. −И как ты дальше мыслишь наше существование? – задал мне вопрос Приск. Насколько я просчитал психологические портреты своих компаньонов, и пришёл к выводу, что; Приск, жёсткий и подчас бескомпромиссный, а Натиум наоборот, тактичный, всегда готов идти на компромисс. −Ты разве не понимаешь, что подводишь не только себя самого, но и нас? – Задал Приск мне очередной вопрос. Я продолжал играть в молчанку. Да и что я мог сказать. Я и сам понимал, что не прав, но, не совершенно не мог справиться с собой. Как только вспоминал о Ладине, мне становилось стыдно перед Жанной, у нас всё налаживалось, и она ждала меня, но ни чего не мог поделать с собой. Наконец, не выдержав, после очередного колкого вопроса Приска, я выложил всё, что было у меня на душе. −Ну так бы и сказал. – Смягчился Приск. Вообще, я заметил, Приск мог быть жёстким, но когда требовалась его помощь, не отказывал. −Значит, надо засылать сватов. – Вмешался в разговор Натиум. Тут я и вовсе растерялся, вспомнив про свою семью. Но Натиум успокоил меня. – Это ещё ни чего не означает. Мы с Приском, попросту, сходим на разведку. Садаир, если сразу не откажет, возьмёт время на размышление. Но и ты, уже не будешь преступником, если вас застукают с Ладиной. Это уже будет считаться невинной шалостью, но встречаться вам придётся в присутствии служанки или рабыни. Значит, мои деяния переквалифицируются в другую статью. Ни куда не мог деть свою ментовскую натуру. Если нас застукают до визита Приска и Натиума к Садаиру, то это будет караться жестоко, вплоть до смертной казни, а после, будет рассматриваться как мелкое хулиганство. На следующий день, ближе к обеду, Натиум с Приском, отправились к Садаиру. Как и предполагал Натиум, Садаир взял время на размышление. Но осведомился о платёжеспособности вероятного зятя. Приск с Натиумом заверили отца Ладины, что Статиус не нищий. −Не переживай. – Натиум, будто бы заглянул мне в душу. – Если в твоём времени тебя ждёт женщина, а может и семья, ни чего страшного в этом нет, если ты женишься на Ладине. С благословения организации, конечно. −А если его не будет? – Поинтересовался я. −Ну. – Развёл руками Натиум. −С Садаиром всё уладим, − вмешался в разговор Приск. – Объясним про финансовые затруднения, хотя бы. −А на счёт женщины, в твоём времени. – Натиум стоял с задумчивым видом. – Поначалу и мне было как то не по себе, но потом, когда я вник во все тонкости нашей работы, я уже не мыслю себя вне организации. Это как наркотик, ты перемещаешься из одной точки планеты в другую, мгновенно, причём не только в пространстве, но и во времени… −Да. – Подтвердил Приск. – Я тоже уже не могу жить вне организации, втянулся, да и женщины здесь не хуже. – Проговорил он с похотливой улыбкой. На закате я вновь поджидал Ладину, всё на той же тропинке. Пропустив несколько групп женщин, я увидел её и вновь в сопровождении Сары. И опять я был похож на растерявшегося школьника. Сара, как и вчера, стояла поодаль. На этот раз у нас было больше времени. И Ладина уже не старалась убежать, но и близко не подпускала. −А почему твой род угас? – Интересовалась она. Я объяснил, что так сложились обстоятельства. Мы с Николаем потратили целый вечер, оттачивая мою легенду. В том числе и обстоятельства угасания моего рода. −А отец говорит, зачем связываться с безродным. – Провоцировала меня Ладина. −Мне всё равно, что считает твой отец. – Выпалил я. – Главное для меня, как думаешь ты. Ладина на некоторое время замолчала. А я продолжил. −Завтра мне придётся на время покинуть Хаолу. Будешь меня ждать? В глазах Ладины я заметил тревогу. – Ага, значит я тебе не безразличен. – Решил я. – А может просто, ей льстит внимание взрослого мужчины? – Мелькнуло у меня. −Зачем тогда засылал сватов? – С наигранным безразличием спросила она. Это безразличие и уверило меня, что и она ко мне не равнодушна. Я это почувствовал. −Я хотел узнать. Если твой отец откажет мне, я навсегда покину ваше селение. – Врал я по полной программе. −Потом, я же ненадолго, вскоре вернусь. −У тебя необычный говор. – Ладина перевела разговор в дру−Я не надолго, − спрыгнула Алфея с колесницы.гое русло. −Конечно. – Подтвердил я. – Я долгое время жил в чужих краях. −А где ты жил. – Поинтересовалась она, не без кокетства. −В Элладе и в Египте… К хижине я летел, будто бы на крыльях. Когда из за зарослей вышел Видевий, с неизменной улыбкой на лице. −Благослови, святой отец. – Обратился он ко мне. −Во гад, неужели следил за мной. – Пронеслось в голове. – И улыбочка, как издевательство. Еле отделался от этого придурка. Видевий и вправду, был какой то «слащавый», даже «приторный». Насмотрелся я на таких. На следующий день, по утру, я отправился в Рим. Портал находился в вечном городе. Сев в одну из лодок, принадлежавших Кривелию, я, благословив своих попутчиков, поплыл вместе с ними, вниз по течению. У моего духовног о сана были свои преимущества. Мне отвели самое лучшее место, ближе к носу судна. Гребцы спрашивали меня о видах на будущее, о погоде. Тут только, до меня дошло, кем я являюсь на самом деле. За всё время, моего пребывания в Хаоле, я больше думал о том, как бы не допустить какого промаха. Да Приск ещё «шипел» по любому поводу. А теперь, я чувствовал себя чуть ли не небожителем. С почтением, мне протянули кубок вина. С нескрываемым уважением обращались ко мне за советом. Какого рожна ещё надо этому Приску. Хотя, я понимал, что мы находимся с ним в одной лодке, и если один из нас начнёт её раскачивать, другому это, конечно же, не понравится. У каждого из нас были свои задачи, и мы не интересовались друг у друга, кто с каким заданием прибыл. Так, в весёлой компании я прибыл в вечный город. Все дороги ведут именно к нему, и водные пути, в том числе. Пройдя остров Тиберина, пользовавшегося у римлян дурной славой, мы высадились к западу от Палантина. К северу от этого холма, между Палантином и Капитолием, располагался Форум. Куда и держали путь мои компаньоны. Свежая и копчёная рыба, находившаяся в их корзинах, в скором времени должна была быть продана или же обменяна на самом Форуме или же прилегающей к нему территории. Я гордо шествовал впереди процессии. Мой посох с загнутым концом являлся для меня на данный момент, уже не оружием, как в тот момент, когда я материализовался на Авентине неделю назад, и мне всё казалось, что вот, подойдет кто то и скажет мне кто я на самом деле. Теперь, я обвыкся, и посох мой являлся подтверждением моего духовного сана. Ко мне подходили люди, за благословением или же какими то бы ни было вопросами. Приск объяснил мне, как надо себя вести в толпе. – На вопросы отвечай односложно, старайся в общих чертах, благословляй с добрым взором. – Напутствовал меня более опытный «гаруспик». – Не вздумай останавливаться, сразу же соберётся толпа, а если кто и вцепиться в одежду, что бы ты остановился и выслушал его, «делай» грозный взгляд… И я благословлял, отвечая на вопросы односложно. О погоде сказал, что ближайшие три дня дождя не будет, а потом польёт. Перед отправкой, ещё вечером, в свете масляного светильника, я проштудировал свои листки, особенно те, что касались метеосводок. Я и не заметил как мои компаньоны «рассосались» по своим точкам. И те, кто ещё минуту назад шествовал позади меня, уже вовсю рекламировали свой товар, надрывая горло. На данный момент Рим был многоязычным конгломератом. Здесь звучала этрусская и греческая речь, латинская и сабинская. Причём, на данный момент, преобладали здесь этруски. Как мне сказал Николай, Этрурия воспитала Рим, вложив в него знания и деньги, а Рим похоронил Этрурию. И в самом деле, как бы расены не ругали Рим, но все стремились к его холмам. Это я знал не с чужих слов. Молодёжь в Хаоле говорила о вечном городе с придыханием, каждый хотел хоть раз увидеть его, кто не видел, а кто видел, мечтал о роскошной вилле на Палантине. Я ещё раз убедился, что падение Этрурии началось задолго до того, когда римские войска, один за другим, стали осаждать этрусские города. Навстречу мне попалась процессия, прямо таки как из книг. С полсотни воинов вели два десятка пленных. Я знал, в это время, между Римом, этрусками и латинами шла борьба за солеварни в устье Тибра. Выкрики из толпы подтверждали мои догадки. Пройдясь по шумному Форуму, который, в большей степени напоминал восточный базар с его шумом и гамом, чем современные рынки Европы, я направился вверх по склону по мощёной дороге, но потом свернул на круто поднимавшуюся тропу. Идти было тяжелее, но за то ближе. Обернувшись я чуть не задохнулся от восторга. Как то, побывав в Праге, я долго слушал нудного гида, рассказывавшего о деяниях известных личностей этого города. Рассказывавшего так, как будто бы, он сам стоял рядом с ними, когда они совершали свои деяния. А вот я, стоял и смотре/p/pл, смотрел на историю. Я видел историю, я видел город овеянный легендами, повлиявший на всю человеческую цивилизацию. Вот в таком приподнятом и даже благоговейном состоянии я поднялся на Авентин. Конечно же, я был не один, народа вокруг хватало. И тут. Я сразу то и не понял, хотел было огреть этого забулдыгу посохом, вцепившегося в мою одежду. Но потом понял, что молодой парень обращается ко мне за благословением. Одет он был скромно, но чисто, хотя и пьян был до безобразия. Пока я соображал, что же делать. Парень плюхнулся на колени, не выпуская из рук мою тогу. Я положил ладонь на его макушку и сказал, что святой Тин благословил его. А парень был так растроган, что пустил слезу. А затем… этого можно было и не делать, прижался ко мне лицом, обтерев об меня свои сопли и слёзы. Отвязавшись от «истинно верующего» я направился к самой роскошной вилле. −Её ты не с чем не спутаешь, рядом склады, а с торца этого длинного строения, забегаловка, с прибитым, над входом, черепом свиньи. – Напутствовала меня Алфея. У порога питейного заведения уже ошивалась парочка перебравших клиентов, словно зомби, натыкавшихся на все препятствия. Пройдя таверну, я, по узкому проходу, добрался до другого конца здания. С другого торца, располагалась низкая дверь, а за ней лестница, уводящая куда то вниз. Пройдя светлое пространство, я вступил в полосу темноты, но постояв немного, пока глаза привыкли к сумраку, двинулся дальше. Скудный свет из дверного проёма, освещал убогость подвала. К тому же, пахло просто ужасно, будто бы дохлыми кошками.
В стене с правой стороны я приметил дверь и поспешил открыть её, запах был просто ужасный и я хотел поскорее от него удрать. За дверью было небольшое помещение, а вверху слуховое окно из которого было видно улицу. Свежий воздух поступал в это окно и этого противного запаха почти что не ощущалось. С левой стороны была ещё одна дверь, с таким же арочным перекрытием. Открыв её, я глазам своим не поверил. Казалось, что я попал в пещеру Аладдина. Комната была завешана коврами, стояли лежаки накрытые шкурами животных. На одном из широких лежаков, возлежали двое. Девица, то ли пьяная, то ли под кайфом, рядом с ней лежал парень, в той же «консистенции». Девица ни как не отреагировала, своим мутным взглядом, на моё появление, а вот парень изучал меня внимательно. Затем кивнув мне, куда то в сторону, потерял ко мне всякий интерес. Я посмотрел туда, куда указал мне этот «кекс» и заметил за одним из ковров дверь. Сделав несколько шагов, я отодвинул драпировку. Только подойдя поближе я понял, что это не ковры, закрывавшие стены, а льняная материя, раскрашенная под ковры. За дверью была ещё одна комната. Чистая, но с голыми стенами, а посередине стоял стол и четыре кресла вокруг него. В одном из кресел удобно расположился мужчина средних лет, в такой же одежде, как и у меня. После обмена паролями, незнакомец представился. – Гарик. −Я даже не успел заскучать. – Вытащил он часы в виде луковицы, такие были в моде в конце девятнадцатого века. – На полчаса раньше оговоренного срока. – Улыбнулся незнакомец. −Так вот, значит, каков мой куратор. – Думал я. Разглядывая нового знакомого. Дело в том, что в мини-радаре, была ещё функция часов. Бродя по Форуму, я не забывал поглядывать на них, так, что бы не бросалось в глаза окружающим. Гарик пригласил меня к столу, на котором стояла ваза с фруктами, два кувшина и четыре стеклянных фужера. −А я уж подумал, что попал, в какой то притон. – Обмолвился я. – Уж больно колоритные личности в вашем предбаннике. −Это что то вроде моих секретарей. – Вновь улыбнулся Гарик. – А вообще, когда ты подходишь к порталу, будь всегда на чеку. И вообще, да/spanвай сразу на ты. Я принял предложение. И заметил, даже не заметил, а почувствовал, что Гарик внимательно изучает меня. Это было мне знакомо. Сам, когда то, сколько раз и не упомнишь, изучал вот так вот. Поболтав о том о сём, ни как не относящемуся к делу, выпив вина, Гарик задал мне вопрос, интересовавший его. – Ну как успехи? Некоторое время я выдерживал паузу. Работа в полиции научила меня многому, в том числе и недоверию. Хотя, Гарик назвал правильный отзыв, кстати, пароли и отзывы, используемые мной, нельзя было доверять отчёту, секретность как в КГБ. Так вот, я объяснил Г арику, хоть и самому было неловко, что я получил задание от Николая, а его, то есть Гарика, впервые вижу, хотя и слышал о нём. Но мне не предоставили даже его фотографии. Николай предупредил меня, что, задание я получаю от него лично, а значит и отчитываться должен только перед ним. Гарик хмыкнул. – Ты прав. Я ещё раз извинился перед куратором, за своё невежество, − но, вы сами установили эти правила, − оправдывался я. −Всё правильно Статиус. – Гарик посмотрел на меня, как то, я не понял его взгляда, то ли он одобрял мои действия, то ли осуждал. −Готов. – Спросил меня он. Я подумал, что Гарик спрашивает о переходе и кивнул. −Ну тогда в путь. – Встав из кресла Гарик шагнул к стене, противоположной той, через дверь которой я вошёл в комнату… Войдя в квартиру, где нас поджидал Николай, в одном из окон я увидал заходящее Солнце. Поприветствовав хозяина, я уселся на диван. −А твой подопечный крепкий орешек. – Проговорил Гарик, смеясь. – Нет, всё правильно Статиус. – Успокоил он меня. −Я действую согласно инструкции. – Пояснил я, в свою очередь,  выложив всё, что накопал. −Интуиция важная вещь, − заключил Николай. Я не видел другого средства для достижения поставленной цели, как брать «на живца». Живцом готов был стать сам. −А почему твоя интуиция указала именно на Видевия. – Осведомился Гарик. После некоторого размышления я выдал . – При той скудной информации, которой вы меня снабдили, интуиция самый главный козырь в моей игре. Что то в нём не так. Не могу сказать что, но, он какой то не такой. Я ведь новичок, и не могу сказать о большем, только как полагаясь на интуицию. Мы решали вопросы, пока не стемнело. Когда я выдал всё, что имел, разговор шёл уже между Гариком и Николаем, а я по большей части слушал. И сам не заметил, как мои мысли ушли в сторону. −Статиус, Статиус. Я не сразу сообразил, что обращаются ко мне. – Сейчас уже поздно, но, если есть желание, навести семью. – С улыбкой прогов/pорил Гарик. −Если есть желание. – Думал я, перепрыгивая через две ступеньки. Моя мобила села, а Николай только развёл руками. Если бы знал, взял бы зарядку, но ведь, я же думал, что она мне не понадобится. Я перебегал дворы как юнец, спешащий на первое свидание. До дома было уже недалеко, ещё пару дворов. −Эй, уважаемый, нет желания поделиться монетами? – Дорогу мне преградили четверо парней. Голоса были незнакомые. −Какая вежливая шпана пошла. – Мелькнуло у меня. −Да как то не наблюдается. – Весело ответил я. – По долгу службы я знал свой район, и местных блатных и тех кто держал этот район, но светиться мне не хотелось. Я был уверен в своих силах и навыки в единоборствах были, да и по малолетке дрался не плохо. Но, если дело дойдёт до правоохранительных органов, мне это будет не на руку, а если не дойдёт, то скажут, здоровый мужик связался с малолетками. Хотя, трое из этих малолеток были выше меня ростом. −Какой карась нам попался, весёлый. – Послышалось в ответ. Решение пришло само. Электрошокер, похожий на авторучку, был при мне. – Во, как раз и испытаю. – Принял я решение. У узкого конца, направленного на самого крупного, «щурёнка», сверкнул голубой «волосок» излучения. Парень нелепо дёрнулся и обмяк, свалившись на асфальт. −На землю сявки, − свистящим шёпотом, как бывалый урка,  я надвигался на искателей лёгкой добычи. Парни растерялись. Ну, раз противник парализован, и мне здесь делать нечего. Бросив своим оппонентами фразу о том, что ещё вернусь, как закончу дела, я вновь побежал. – Ещё не хватало и на патруль нарваться, − мелькнуло у меня. Но добрался я до дома без приключений. Ни кого не удивило, что какой то мужик бежит ночью, и с какими намерениями. На свой этаж влетел как на крыльях. −Стас!? – Жанна открыла дверь в халате из под которого виднелась ночная сорочка. −Где дети? – Я влетел в квартиру как вихрь. −Они у родителей. – Глаза у Жанны расширились и не собирались сужаться. −Жаль, соскучился. – Взяв Жанну на руки. Я понёс её в сторону кровати. – Ну так хоть душевно пообщаюсь с бывшей женой… Я не как не мог предположить, что утро для меня будет таким безрадостным и даже поганым. А всё началось с зарядки для мобильника. −Поклянись, поклянись здоровьем своих детей, что ты не связался с криминалом. – Сквозь слёзы кричала Жанна. −Ты совсем рехнулась женщина. – Кричал я в ответ. – Ты чем, вернее кем заставляешь меня клясться. Увидев мою зарядку, она начала себя накручивать. Если там, где я работаю, не работает мобильная связь, значит это гиблое место. Тайга, пустыня, подземный бункер…. Значит, дело тёмное. Возможно, замешана женщина, свалила она всё в одну корзину. В общем, ни чего хорошего. Потом, скандал коснулся моей бывшей работы. −Если бы ты не лез вперёд всех, так бы и работал сейчас в милиции. – Заявила Жанна. Я стал объяснять ей, что да как. Но Жанна ни чего не хотела слушать. Разговор зашёл об отношении к полиции, вообще. – Все считают ментов монстрами, а как чего случись, бегут к нам. – Я всё еще считал себя причастным к этой структуре. −Да кому и что ты доказал, тебя даже не поблагодарили за то, что ты расправился с этим уродом. – Выкрикнула бывшая жена. −А ведь она права, − думал я спускаясь по ступеням, − когда у меня начались проблемы, ни кто из потерпевших ни то что не протянул руку помощи, но и не поблагодарил. Со слов Макса я знал, что многие из пострадавших ещё остались обиженными на полицию. Да, я не оправдывал своих бывших коллег, среди них были и плохие и хорошие, но разве, среди других нет плохих и хороших. Почему, за преступления сталинского режима, крайними оказались менты и чекисты. Да, они приводили в исполнение приговоры. А почему не винят тех, кто писал доносы, на основании которых и выносились приговоры. Сосед писал на соседа, а сослуживец на сослуживца, они остались в стороне, как и партийные бонзы, подписывавшие расстрельные списки. Я думал, что у нас всё налаживается, но, наверное, ошибся, разбитую вазу уже не склеишь. Николай глянул на меня, но ни чего не сказал. Налил бокал свежезаваренного чая. −Всякое бывает, Стас. Жизнь полна и многогранна. Бывает, как зебра, полоса чёрная, полоса белая… Я слушал спокойный голос Николая, и на душе становилось спокойнее. −К любой ситуации подходи с разных сторон. Как будто ты покупаешь машину. Загляни туда, заведи, покрути руль. Где то, ты найдёшь, что то хорошее, а на плохое посмотришь иным взглядом. −Ты хороший психолог. Николай. – Ответил я ему. −И ты хороший психолог, только применял свои знания для своей службы. Конечно, проще напиться и сразу все проблему уходят на второй план, но не исчезают. −И быстрее, − подтвердил я, − не надо ковыряться в собственных мыслях. Так, постепенно, наш разговор перешёл в рабочую фазу. Я стал задавать вопросы, которые меня заинтересовали, когда я ещё читал отчёт Вальдира. Из его объяснений я кое что понял, но в отчёт не внёс. С новыми инструкциями и полномочиями, я шагнул через пространство и время. Сам настроил модулятор, под контролем Николая, и, на этот раз, руки уже не тряслись. Я вышел в ту же комнату, или же подземелье, как сказать, со слуховым оконцем на стене, под самым потолком, где меня вчера встречал Гарик. Было утро, ближе к полудню. Николай пояснил мне, что ночью, Рим превращается в арену разбоя. Теперь, я был уверен в себе и мог добраться до Хаолы без проводника. Вообще то, мне повезло. На тот момент, Рим и его окрестности, были многоголосым и многоязычным конгломератом. Какой только речи не звучало на римских мостовых. Отчего, мне проще было оправдывать свой неправильный выговор. При мне было два туго набитых кошеля. Поэтому, заглянув на Форум, я купил подарки для своей суженной и её родни. – Золота не жалей, − напутствовал меня Николай, − но и попусту не трать, торгуйся, не забывай, ты платишь золотом. Я вернулся туда, где должны были торговать мои «односельчане», с которыми я прибыл вчера в Рим. Я сделал всё, как и сказал Николай. Расплачивался золотом, что было, если и не редкость, то уж, событие знаменательное. Мои «земляки» стояли, в ущерб своей торговле, и глазели на щедрого Статиуса. Который сорил деньгами, что бы угодить Садаиру и его семье. Вокруг меня, тут же собралась толпа, ещё немного и началась бы давка. Да, теперь, в Хаоле пойдёт разговор, то, что мне и нужно. Так оно и вышло. Путь обратно, против течения занял больше времени и сил. Но уже на следующий день, вся Хаола только и говорила о том, как щедр гаруспик Статиус к будущей родне. Приск и Натиум и словом не обмолвились о моей щедрости. Значит так надо. Все вместе, втроём, мы отправились в гости к Садаиру. Нас ждали, был накрыт стол, за которым собралась вся семья, во главе с хозяином. Ещё когда, я «партизанил», в кустах поджидая Ладину, Приск обмолвился, что Садаир желает расширить своё дело, но средств не хватает. Вот и один, нетронутый моей щедростью кошель, предназначался для него. Это был уже официальный визит, в отличии от первого, и я умаялся за этот день, будто бы, весь день таскал брёвна. У расенов, на каждом шагу «сидел» либо дух либо божество. Дух ворот, дух порога или двери, и прочее. Я просто устал от всего этого, но с этого дня, особенно, когда Садаир принял от меня кошель набитый золотом, мы были практически помолвлены. Оставалось дождаться, только официального объявления воли родителей и соответствующего ритуала. На следующий день, мы прошлись по главной улице, с Ладиной, сзади, как и всегда, плелась Сара. Я не видел, но чувствовал, что на нас пялились десятки глаз, а Ладина, прямо таки расцвела, наверное, от зависти подруг. Наконец то, Садаир объявил о помолвке, но выставил мне условие. Мои дети должны были считаться Тарвиями, то есть потомками его рода, я же был Сиулаем. Мотивировал Садаир это тем, что мой род всё равно угас, а в его роду я займу почётное место. Николай предупредил меня об этом, но сказал, что бы я не давал ответа сразу, а взял время на размышление. Я так и сделал, и как видно, сделал правильно, при поддержке Приска и Натиума, которые, готовили для меня речь. Пока шли приготовления к свадьбе, я не забывал и про своё задание. Все мои знания были здесь практически не нужны. Агентурной сети у меня не было, да и следить за Видевием было бы просто смешно. В селении, где каждый друг друга знал, все проверенные методы рушились. Самым действенным методом оставался опрос жителей, но вопросы надо было задавать так, что бы не было подозрений. Дело заведённое на Видевия, в моей голове, обрастало всё новыми подробностями. Он, то исчезал, то появлялся вновь. Отношения между нами стали если и не натянутыми, то по крайней мере уже не те, что по началу, после того как я посватался к Садаиру. Нет, Видевий всё так же придурялся, но я был уже полностью уверен, что он ни тот, за кого себя выдаёт. Он, как мне казалось, при наших встречах, сам старался добыть информацию обо мне. И разговор с Ладиной подтвердил мои догадки. Со смехом она сказала, что Видевий влюбился в меня, всё выспрашивает обо мне. Видевий, насколько я знал, был желанным гостем в доме Садаира. Подошла пора убирать урожай, овёс, пшеницу и прочие злаковые, но перед этим надо было задобрить духов урожая. Вообще то, данные духи имели более обширное значение, не только урожая, но и сохранности собранного. В то же время, между мной и семейством Тарвиев, шла прямо таки закулисная борьба. Натиум и Приск, лучше меня знавшие обычаи расенов, каждый день консультировали меня по тому или иному поводу, один бы я не справился. Иногда мне казалось, что мадридский двор с его тайнами отдыхает, по сравнению с тем, с чем пришлось столкнуться мне. То меня спрашивали, кто из божеств главнее, тут же следом, задавали вопрос о том, как я собираюсь вести домашнее хозяйство. Постоянно путали меня. Но я избрал беспроигрышную стратегию. Там, где я не знал ответа, я делал умный вид и гордый взгляд, показывая, что подобные вопросы мне неприятны или же слишком глупы, они, ниже моего достоинства. Каждый день мы встречались с Ладиной. Наши встречи становились всё откровеннее и сексуальнее, а Сара, при каждой последующей встрече, оказывалась всё дальше и дальше. Постепенно, Ладина, сдавала один «бастион» за другим. И настал тот момент, когда последний пал и мы стали близки. Ладина утратила свою девственность, а я, наконец то утолил свою «жажду». −Не переживай, что ни будь придумаем. – Обнадёжил я её, когда она завела разговор про первую брачную ночь. – Самое главное. Что бы я подтвердил, что ты была девственницей. Но вот, наконец то и настал тот момент, когда урожай был собран и нам предстояло провести ритуал бракосочетания. Но перед этим, необходимо было возблагодарить духов плодородия. Утро выдалось солнечным и безветренным. Мы, все трое, готовились что бы прорицать. В жертву был принесён бык. Пока Приск «колдовал» над печенью, я занялся сердцем. – Смотри, не ляпни лишнего. – Ещё в хижине предупредил меня компаньон. Но у меня были совсем другие планы. − …Вижу, человека из другого мира, прибывшего в Хаолу с чёрными мыслями… − Приск, чуть не выронил бычью печень, после моих слов. −…Но настанет тот момент, когда этот человек, с чёрными мыслями будет разоблачён… − Продолжал я, внимательно следя за Видевием. То, что мои слова достигли цели, я не сомневался. Видевий, внимательно смотрел на меня, на какое то время, даже перестал кривляться. Надо сказать, взгляд у него был вполне нормальным, удивлённым. Я же, не пялился на него, но не упустил ни одного его движения или брошенного взгляда. Теперь, я был уверен, ну если не на все сто, то, по крайней мере, на девяносто девять процентов, что мои мысли движутся в правильном направлении. −Ты чего там плёл!? – Зашипел Приск, едва мы вошли в свою хижину. – Местный климат действует на тебя как то не так? – Даже предупредительный Натиум молчал, бросая в мою сторону недовольные взгляды. Я ни чего не стал объяснять своим компаньонам, просто покинул наше убогое жилище. Настал момент истины. Я сам форсировал события и был уверен, что мои конкуренты не заставят себя ждать. Зайдя в дом Садаира, я попрощался с его обитателями, пояснив при этом, что в Риме у меня неотложные дела, поэтому вернусь через день. До Тибра, где, у места впадения в него Тихи, располагалась небольшая станция, даже не станция, а пару причалов. Туда то я держал свой путь. Ещё за день до праздника, в доме Садаира я обмолвился, что мне необходимо поймать чудовищного зверя. Я обставил всё так, что бы семья Садаира подумала о каких то духах, но тот, ради кого и разыгрывался этот «спектакль», поймёт меня правильно. На тот момент, в доме Садаира было полно гостей, но Видевия не было. А я, в свою очередь, был уверен, что мои слова дойдут до него. И оказался прав. Не прошло и десяти минут, когда я углубился в лесистую местность, как на дисплее мини-радара, появились две точки, метрах в двухстах от меня. Вообще, радар был очень чувствительным, можно было даже засечь мышь, регулируя настройки. Судя по размерам, это могли быть люди, или же человек с ослом. Но судя по тому как двигались объекты, это были скорее всего люди. Мои предположения оправдывались. Нет, Видевий не стал бы делать что то своими руками. Кого то подговорил или же подкупил. Не смотря на то, что он ходил и придурялся, его, как ни крути, уважали в селении. Поглядывая на радар, я, одновременно с этим, выбирал место для «задушевной» беседы. А вот и валун, и заросли привычные. Обычно по этой тропе ходили те, кто хотел побыстрее добраться до Тибра, сократив расстояние. Была ещё одна дорога, в объезд, где, как правило, двигался гужевой транспорт. Я расположился в зарослях, неподалёку от валуна. Ждать пришлось недолго. В скором времени на меня выскочили два оболтуса, Тарк и Боха. Их я узнал в первый же день своего пребывания в Хаоле. Оба парня происходили из бедных семей, поэтому, частенько подрабатывали, то там, то там. Парни уже пробежали мимо меня, когда я вышел из кустов. – Парни, вы куда так торопитесь? – Я был уверен в себе, но, видать, это была не уверенность, а самоуверенность. Оба, на какое то мгновенье растерялись, но тут же, надо отдать им должное, взяли себя в руки. −Уважаемый гаруспик, Статиус… − Оба, как по команде, переглянулись. И тут же переменились до неузнаваемости. – Извини, уважаемый… − теперь их голоса были полны ехидства, а из складок одежды они достали кистени. На мой взгляд, археологи и историки, недооценивают роль кистеней как оружия. Я видел, как ими пользуются расены, да и римляне не брезговали этим оружием. Тем более, конструкции кистеней были разными, у некоторых длина верёвки достигала двух метров. Я пробовал пользоваться этим оружием, но ни как не мог понять, как расены, учившиеся пользоваться этим оружием чуть ли не с пелёнок, могли регулировать длину натяга, ловко подсекая под копыта даже крупных животных, а уж по башке дать, им, всё одно, что высморкаться. Парни приближались, разойдясь и прижимая меня к валуну. Я ещё раз пожалел о своей самонадеянности. Попытался, было, вразумить их и даже припугнуть, но они только рассмеялись. Выбора у меня не оставалось. Надо было доставать электрошокер, пока не поздно. Тарк и Боха, с ехидными рожами, приближались. Я, зажав шокер в руке, в которой держал свой посох, готовясь провести шоковую терапию. −На колени безумцы, кайтесь пред богами, − попытался я сделать грозный голос, но получилось что то невразумительное. −Ага. – Ухмыльнулся Тарк. – Может ещё поцеловать тебя куда ни будь. Боха заржал шутке приятеля. Ну что ж, сами нарвались. Махнув посохом и призвав высшие силы покарать богохульников, задумавших недоброе против служителя культа, я нажал на кнопку. Голубую искорку они вряд ли видели, а Тарк свалился как подкошенный. Боха, тут же переменился в лице. В его глазах я видел благоговейный ужас перед высшими силами. – На колени. – Уже грозно и непреклонно, объявил я. – Молись. – И хотел уже добавить крепкое словцо, но сдержался. Уговаривать Боху не пришлось, он тут же плюхнулся на колени, взывая к милости божеств. Он то ведь, думал, что это мой посох покарал его друга. Упаковал я их быстро, усадив сзади валуна, в зарослях. Причём, Боха, с большим усердием тащил своего приятеля в указанную мной точку. Вскоре, Тарк−Завтра мне придётся на время покинуть Хаолу. Будешь меня ждать? пришёл в себя, ещё не понимая, что произошло. А я стал потихоньку «раскручивать» своих подопечных. −Народ здесь ходит редко. – Издали начал я, собирая хворост. На непонятливые взоры парней, я пояснил им. – Сейчас разведу огонь и поджарю вам пятки, что бы были разговорчивее. Мой деловой вид, без криков и угроз, достаточно убедил их. В их глазах я прочитал страх. Они ещё не отошли от пережитого. −…Ну это… мы… не хотели ни чего плохого… − Мямлили они по очереди, не оканчивая фраз. Собирая хворост, я вместе с этим вел диалог. Когда же я присел рядом с ними, выражая, крайнее к ним расположение, они и вовсе расслабились, болтали без умолку, но врали на каждом шагу. Я подождал пока они достаточно заврались, и стал их колоть по настоящему. Нет, всё осталось как и прежде, на моём лице сияла доброжелательная улыбка, а парни врали изо всех сил. Ложь это тоже информация, которую надо обработать. А на их лицах появились самодовольные улыбки, говорящие. – Вешаем «лапшу» тоннами, а этот лох улыбается. −С кем связались котята. – Думал я. – Бывалым уркам хребты «перекусывал», а уж вам то… ни куда не денетесь, всё выложите. Продержались они не долго. Тарк проболтался. По тому как они разом заткнулись, переглянувшись, я понял – ну вот, и настал момент истины. −Видевий. – Поднял я удивлённо брови. – Да не может быть… −Да, да… – Закивали оба, Видевий здесь не при чём. Ну что ж, другого расклада я и не ожидал. Теперь, необходимо было понять в каких, они с ним, отношениях. Слушая их враньё, я пришёл к выводу; они его не боятся. Значит не покровитель, скорее друг, но они ему чем то обязаны. Я и не собирался выпытывать у них, чем же они обязаны Видевию. Теперь, необходимо было заронить в этих оболтусов «зёрна» сомнения, что бы они сыграли в мою пользу, в этой партии. Видевия они не боялись. Что же я ещё мог придумать, как/p только заинтриговать их. В этом то направлении я и стал вести рабо ту. Объясняя им, что они ненужные свидетели и Видевий, постарается от них избавиться. Но я видел, по их взглядам, они надсмехаются надо мной, хотя и не говорили в открытую. −Ну сами посудите… − раз за разом я приводил свои аргументы в пользу своей версии. Мало по малу, но «лёд тронулся», в их взглядах я почувствовал заинтересованность и даже интерес. −…Зачем вы ему нужны, вы ненужные свидетели. – Были бы передо мной отпетые уголовники, я бы знал, что надо сказать, но здесь был другой мир. Порой, в моей практике, куда труднее было убедить простоватого деревенского парня, чем отпетого уголовника. Урка прекрасно знал законы уголовного мира, и знал, как поступают с нежелательными свидетелями, а парень из глубинки думал, что это в фильмах за обладание информацией убивают. Но я, сталкивался и не с таким. Тарк и Боха, с недоверчивыми взглядами и ехидными улыбками слушали меня. Весь их вид говорил мне, − давай, давай, ври больше. И тут, мне пришла простая и в то же время гениальная мысль. −А давайте поспорим… – Правда, тут же, я осёкся. А как себя должен вести гаруспик в подобной ситуации. Но парни смотрели на меня с большим интересом, моё предложение не показалось им диким или несуразным. − …вы приведёте сюда Видевия и если будет по вашему, с меня бык или же монетами на ту же сумму. −А с нас? – задал резонный вопрос Боха. – Если проспорим. −Сделаете так, как я скажу. Ни больше, ни меньше. Такой расклад парней вполне устраивал. Я их развязал и вернул им их оружие. Боха отправился к Видевию, они уже и не отрицали, что всю кашу заварил именно он, а мы с Тарком стали воплощать мой замысел в жизнь. Тарк нарубил веток. Причём, парень поглядывал на меня с иронией, как так, я собирался расплатиться быком, за какую то ерунду, по его мнению. Он и не предполагал, что на кону стоит не только моя жизнь, но и его. Они с Бохой считали Видевия придурковатым и смешным, но всё таки уважаемым предсказателем, не способным и мухи обидеть. Тарк забросал меня ветками, и мы стали ждать. Ждать пришлось недолго, через полчаса, появился и Видевий в сопровождении Бохи, последний, болтал без умолку. Я придумал легенду, а парни выполняли роль актёров в деревенском театре. Боха должен был сказать Видевию, что они, случайно, убили меня и Тарк остался у моего тела. Видевий приблизился к моему телу. Я опасался, что он начнёт проверять, на самом ли деле я  мёртв, тогда придётся менять всю игру, но этого не произошло. Видевий повернулся к своим компаньонам, а те, отыграв свои роли, причём, вполне профессионально, ждали, что их благодетель начнёт причитать, а в это время я вылезу из под веток и сразу же отвалю им быка или же монет. −Что же вы наделали. Я вам что говорил. По тому как изменились лица оболтусов, я понял, что дело принимает серьёзный оборот, по крайней мере для них. Лица Видевия я не видел, но догадывался, что оно выражает на данный момент. −Но ты же говорил… − Тарк даже стал запинаться. – Так он же не… Но договорить Боха не успел. Я заметил в руке Видевия тонкую палочку из которой сверкнули два голубых огонька. Оба парня свалились как два куля с зерном. Но я и не собирался давать Видевию не одного шанса. Мне было всё прекрасно видно сквозь листья. Электрошокер был наготове. Я поставил на средний разряд. Спустя пару секунд, после того как упали Боха с Тарком, упал и Видевий. −Как мой, − сделал я ввод, когда подобрал с земли электрошокер Видевия. Только, мощность была установлена по максимуму. Если бы у парней были проблемы с сердечнососудистой системой, обоим была бы крышка. Видевий очнулся первым. Я, всё таки, не такой варвар и поставил на среднюю мощность. −Статиус. – Поначалу Видевий сидел ни чего не понимая, но очухавшись опять стал «валять ваньку», с довольной улыбкой на лице. Только вот не пританцовывал, руки были связаны за спиной. – А что ты делаешь? – Наивно поинтересовался он, когда я поднимал парней, давая им нюхать нашатырь, и такое было в моей аптечке. Я посмотрел на него, но ни чего не сказал. Пока я приводил в чувство Тарка и Боху, Видевий попытался слинять. Я связал ему руки, а тонким шнуром привязал к дереву. Этот дурачок вскочил и тут же упал. Я укоризненно посмотрел на него. – Лень было оглянуться. Вообще, Видевий, какой ты неряшливый, даже не проверил, жив я или нет. Привязан ты или нет. −Ты это о чём? – Видевий вновь сделал невинный вид, опять натянув на своё лицо идиотскую улыбку. −Сейчас, Боха с Тарком придут в себя, они научат тебя любить жизнь. – Усмехнулся я. Парни пришли в чувство, но были похожи на две большие сосиски. На внешние раздражители реагировали слабо, а порой и вовсе не реагировали. Разговаривать с этим придурком я не стал, хотя спросил его, что же он собирался сделать с парнями, утопить или же сделать вид, что они друг друга порешили. Видевий «натянул» улыбку до ушей и продолжал придуриваться. – Ну, ну. – Думал я, − сейчас придут в себя Боха с Тарком, посмотрим, как ты заговоришь. А то, что Видевий боялся этого, я понял по его взгляду, когда, после моих слов, в его глазах мелькнул страх. Наконец то оболтусы очухались. Я подготовил их как надо. Сколько раз, вот так вот, я проводил подобные комбинации. Но здесь было одно но, парням я поведал, что Видевий хотел прикончить их, с помощью злых духов, они и не сообразили, что произошло, а на голубые искорки и внимания не обратили. А ну как, они перепугаются злых духов и дадут дёру, но этого не произошло. Парни были очень «обижены» на бывшего друга. Тарка мотало из стороны в сторону, как с глубокого похмелья и язык плохо слушался хозяина. Но из его монолога можно было вывести одну короткую фразу, на блатном жаргоне. – Ну падла, ты попал. − Видевий сжался, но продолжал улыбаться. −Ну что, парни, пришла пора выполнять свою часть обязательства по проигранному пари. – Предъявил я счёт. −Да мы его сейчас… − Встрепенулся Боха. −Нет, парни, так дело не пойдёт, перебил я его. Какой был уговор, вы выполняете все мои приказы. Тарк с Бохой согласились со мной. Боху я послал за своими компаньонами, а Тарка за водой, отдав ему свою флягу, которую они же и выпили. −Этого колоть бесполезно. – Размышлял я. Наблюдая за Видевием. – Подготовленный перец, до последнего будет ломать комедию. Больше всего меня волновало, то, что Приск с Натиумом откажутся прийти ко мне на помощь. Но мои опасения оказались напрасными. Прошло чуть более часа, как оба моих компаньона стояли передо мной и Боха с Тарком, рядом. Я обрисовал им ситуацию, отведя их в сторону, «раскрыв все свои карты», иного выхода у меня не было. Пока Боха с Тарком давили на Видевия, пиная его и поругивая, мои компаньоны думали. −В любом случае, пытать его нельзя. – Выдал, наконец то Приск. Натиум был согласен с Приском. – Нам нужны неопровержимые доказательства. Где то у него должен быть тайник. Теперь до меня дошло, и у Приска с Натиумом были тайники. А Николай даже и не обмолвился о чём то подобном, хотя, я сам должен был догадаться. После совещания, коллеги попросили меня, что бы я остановил разошедшихся парней. Что я и сделал. Я вышел на лесистый пригорок, что бы поразмыслить в одиночестве. Как можно найти тайник. У меня не было не агентурной сети, ни каких ни будь других зацепок. Проследить за Видевием так и не получилось, здесь не было многолюдных улиц, все друг друга знали. Где чаще бывал Видевий, можно было узнать у Бохи с Тарком, но это так, для успокоения своей совести. Я мало рассчитывал на это. Сзади послышалось покашливание. Я обернулся, позади, переминаясь с ноги на ногу, стоял Боха. – Чего тебе. – Поинтересовался я, немного грубым тоном, отчего и смутил парня ещё больше. −Ну, я это, ну чего делать то, уважаемый. – Топтался на месте оболтус, опасаясь подойти, после моего резкого тона. Я смягчил тон, пытаясь объяснить ему, что я в процессе размышлений. −Может это, того… костёрчик разведём? – Предложил он. – Всё одно, придуриваться будет. Я уже объяснил парням, что Видевий не тот, за кого выдаёт себя. Что именно о нём говорил я на празднике. span style=»font-size: large;»И так, на всякий случай, поинтересовался у Бохи, не знает ли он места, где чаще всего бывал Видевий. −Ну я так, это…, − замялся тот. И тут. Он выдал мне такое. Оказывается, этот гад оборудовал себе наблюдательный пункт на стогу сена, принадлежащего его отцу. Этот стог стоял на пригорке и главенствовал над всей местностью Хаолы. Всё свободное время, Боха наблюдал за селением. И за моими любовными похождениями, в том числе. Я дал ему клятвенное заверение, что буду хранить этот секрет в тайне, и сам взял с него слово, что и он будет молчать о том, что видел при моих встречах с Ладиной. Из его слов выходило, что Видевий, частенько наведывался в некрополь, отстоявший неподалёку от селения. Об этом знал и Тарк. А дальнейшее повествование, если и не повергло меня в шок, то заставило призадуматься. Оказывается, они с Тарком засекли Видевия, тот частенько наведывался в город мёртвых, но они, не сочли это за правило плохого тона. Ведь Видеий блаженный, поэтому общается с миром мёртвых. А ещё, они засекли, куда Видевий часто ходил, конкретно, в какую точку некрополя, и, как то, наведались туда сами. Найдя свежевскопанную землю, они раскопали это место и обнаружили некий предмет. Но опасаясь быть застигнутыми, а ещё больше опасаясь мести мёртвых предков, они даже не попытались обследовать этот предмет. И больше, они туда не ходили. −Да, − думал я, − тут любая спецслужба «отдыхает», не надо ни каких приспособлений и хитрых жучков. Пока Боха с Тарком бегали за тайником Видевия, я вводил в курс дела Приска и Натиума. −Всё понятно. – Задумчиво проговорил Натиум. – Но есть одно но, если тайник поставлен на самоликвидацию… −Да нет, я объяснил парням что бы ни чего не нажимали. – А у самого похолодело в душе. −Самоликвидатор может стоять и на извлечение. – Вклинился в разговор Приск. – Мы потеряем и тайник, и парней. −Будь что будет, всего не просчитаешь. – Я уселся на пенёк, поглядывая на Видевия. Тот нервничал, хотя старался не подать виду. Хоть и наступила развязка, и надо было думать о деле, а я думал о своих снах. Последнее время, мне постоянно снились два одинаковых сна, повторялись, будто бы под копирку. Будто бы я в своём отделении, иду по коридору, в форме, с лейтенантскими звёздами. Я форму то одевал, по праздникам, а тут. И второй сон, вообще, какой то непонятный. Мы, с Жанной в загсе, она в подвенечном платье, я в строгом чёрном костюме. Как и было на самом деле, только вот, наши свидетели, наши же дети. Как то, когда шла моя подготовка, мы разговорились с Николаем на эту тему и он выдал мне такое. Я поначалу не поверил. Но после того, как вернулся в своё время, задумался о его словах. Николай сказал мне. – Я посмотрел ваши карты, астрологические. – Уточнил Николай. – У вас так и будет, вам не суждено быть вместе. Как только вы сближаетесь, происходит отталкивание. Вот если бы ты женился на однокласснице, с которой у вас была любовь, тогда… Я так посмотрел на Николая. А он, рассмеявшись, пояснил. – Я же говорил тебе, мы долго тебя вели и тщательно проверяли. Ещё тогда, когда ты искал Макса, я уже знал, что ты будешь в нашей команде. Наконец то появились Тарк с Бохой. К палке было привязано какое то тряпьё. Вероятно тяжёлое, раз несли они его вдвоём. Молодцы, сообразили, что надо прикрыть это хозяйство, а я и сам забыл об этом, проводя инструктаж. Да я и не знал как выглядит тайник. Видевий напрягся, хотя и продолжал улыбаться, как и прежде. Я внимательно наблюдал за ним. Да, крепкий орешек, ни чего не скажешь. Солнце клонилось к закату. Приск предложил план действий, который, мы с Натиумом одобрили. Необходимо было выдвигаться в Рим. −Солнце клонится к горизонту. – Проговорил Приск, в задумчивости. – Это нам на руку. В темноте нам будет легче доставить этого гражданина, но есть и свои минусы. Я вопросительно посмотрел на компаньона. −Ночью, Рим превращается в зловонную клоаку, на его улицах, проще получить нож в спину, чем услышать доброе слово. −Остановимся в таверне, что у причала. – Вступил в разговор Натиум. – Как её там, олень что ли, золотой, кажется. Мы приступили к исполнению задуманного. Немного повозившись, всё же «накормили» Видевия морфием, который Приск достал из своих запасов. В моей аптечке он тоже был, я применял его как обезболивающее, если кто то из сельчан обращался ко мне, в основном, с зубной болью. Тут же, Видевия развезло. Он стал болтать без остановки. Я опасался, что от наркотика он начнёт придуряться ещё больше чем прежде, но этого не произошло. Говорил он о разном, на разных языках, перескакивая с одного на другой, как будто кто то переключал телевизор с одного канала на другой. Большую часть из сказанного я не понял, а вот Приск с Натиумом, внимательно вслушивались в его болтовню. −Ты не переборщил? – Поинтересовался Натиум у Приска. −В самый раз, перед причалом ещё придётся добавить, так как, придётся развязывать ему руки. Попеременно мы тащили Видевия, вернее вели под руки, а Боха с Тарком, тащили сзади тайник Видевия. Перед самым причалом, Приск «добавил» и мы развязали руки Видевию, а того и вовсе развезло. Натиум ещё, влил ему в рот немного вина из своей фляжки. – Для запаха, − пояснил он, − что бы думали, что он нажрался. Путь до Рима был недолгим, тем более, по течению. Видевий, как сосиска, мотал головой, что то бормоча. В таверну вошли, когда уже стемнело. Приск с Натиумом предупредили меня, что бы я, в случае чего, останавливался в этом «Олене». – У них своя охрана на причале, так что, если что, могут и проводить, за отдельную плату, разумеется. −Да тут и идти недалече. – Вклинился в разговор Натиум. – Дороговато, но оно того стоит. И вправду, вид таверны не разочаровал меня. Двухэтажное здание, довольно таки приличных размеров. Пока выполняли наш заказ, Тарк с Бохой пялились на жриц любви. Ещё немного и их челюсти повыпадали бы. Приск пообещал им, что, как только сделаем дело, он оплатит им интимные услуги. С чем они согласились, с превеликим удовольствием. После ужина, вполне приличного, по моим меркам, мы расслабились. На второй этаж вела деревянная лестница, там как раз таки и располагались спальные места, но Приск с Натиумом решили обосноваться здесь. – Здесь всю ночь горит свет, так что, наши вещи будут в большей сохранности. – Пояснили мне они. Видевий крепко уснул, даже не притронувшись к еде. −Не желаешь ли поразвлечься милок. – Передо мной стояла роскошная девица с рыжими волосами. – Возьму недорого. Я покачал головой и девица, уже было двинулась  в сторону от меня, но что то меня «толкнуло», я придержал её за руку. −Присядь. Поговорим. – Я понял, что меня потянуло к девице. Её взгляд. Ну прямо таки, готовый мент в юбке, она меня будто бы просканировала. Сам, всегда, вот так вот смотрел на людей, даже жена злилась, считала, что все у меня подозреваемые. −Некогда мне присаживаться, просто так, работать надо, ни кто мне в клюве не принесёт кусок. – Заартачилась девица. Я достал медную монету, которая, тут же исчезла в складках одежды моей новой знакомой. «Ночную бабочку» звали Герой, я и сам решил, что она гречанка, по виду.
Разговорились, когда Гера присела рядом со мной. Я не знал, да меня это не особенно то интересовало, было, это её настоящее имя, или же прозвище. Николай говорил мне, да и Гарик говорил о том же. Если мне придётся засветить портал, то необходимо искать новый. А портал придётся засвечивать, как не крути. Причём, раскрытие портала перед своими, то есть «хранителями», но из другой группы – чужаками, ни чем не отличалось от того, если бы он был засвечен перед рядовыми обывателями этой эпохи. А Приск с Натиумом были чужаками. Кое что я выведал у Геры. Она, даже поинтересовалась, с невесёлым смешком, не собираюсь ли я взять её в жёны. Нет, этого я делать не собирался, но нужен был новый портал, поэтому, я интересовался, нет ли у неё на примете какой либо недвижимости, я ведь ни кого не знал в вечном городе. Гера не была чьей то собственностью, её история была похожа, на многих других женщин из моего времени. Нет, ни семьи, ни родни. Пришлось идти торговать своим телом, что бы прокормить себя. Она разительно отличалась от других жриц любви, находящихся здесь. Во первых, она не была так пьяна как остальные и к тому же, она обладала ярко выраженным чувством собственного достоинства. Что то было в ней такое, располагающее. Может, её поведение, больше похожее на мужчину, не знаю. −Есть у меня на примете один постоянный клиент, когда у него появляются деньги он приходит ко мне. Много раз он меня звал, предлагал открыть у себя любовное гнёздышко, да что бы я подговорила местных девчат. −Ну а ты? – Поинтересовался я. −Я что, ненормальная. За такое, хозяин «Оленя» все зубы выбьет, кому тогда я буду нужна. −Тоже верно. – Согласился я. – Но ты же можешь просто уйти, ты же свободна. – Я наплёл ей, что часто мне приходится бывать в Риме, а мотаться по тавернам неохота. Она меня поняла и даже одобрила. −Если у твоего знакомого приличный дом, за средствами дело не встанет. −Дом приличный, только уборка нужна. Пьёт сволочь, безбожно. – Просветила она меня. Мы договорились, что в следующий раз, я прибуду, что бы осмотреть дом. На том и расстались. Пока я болтал с Герой, Приск с Натиумом о чём то шептались. Я посмотрел в их сторону с подозрением. Что то не нравилось мне в их поведении. Какие то подозрения заползали в душу, может Жанна, в чём то и была права, когда говорила, что я на всех смотрю как на подозреваемых. Приск, вероятно, понял мой взгляд и пододвинулся ко мне. – Мы тут посовещались с Натиумом. – Приск умолк не надолго. − В общем, мы думаем, да и поведение Видевия подтверждает это, в общем, он запрограммированный. Николай говорил о чём то подобном, но я не думал, что мне придётся столкнуться с этим, в первом же задании. То, что делают колдуны вуду, создавая зомби, можно сделать с обыкновенным человеком, без всяких там обрядов и препаратов. −Человеческий разум, это как компьютерная программа. – Говорил мне Николай. – Существуют биоритмы мозга, подстроившись под которые, человека можно запрограммировать или же перепрограммировать, даже на расстоянии. Всё одно, как переставить программу на компьютере. −Что вы и сделали с Максом. – Поинтересовался я у него. −Твой приятель зашёл слишком далеко и ни как не хотел успокоиться. – Жёстко сказал тогда Николай. По утру, позавтракав, мы отправились на Авентин. Пройдя Форум, мы поднялись на Авентин. Не доходя до заветного дома, я дал парням пять серебряных монет, и отослал их обратно, хватит им на развлечения. Тарк с Бохой, с счастливыми и похотливыми улыбками понеслись к Форуму. Пройдя таверну с поросячьей башкой, я чувствовал, что воздух вокруг меня прямо таки электризуется. Я перехватил взгляд Приска. Как только мы остались втроём, Видевий в счёт не шёл, мы, едва он протёр глаза, утром, его опять накачали морфием. А вот Приск, да и Натиум, как то изменились, после ухода парней. Я попытался достать электрошокер незаметно, но мне этого не удалось. Натиум заметил и, куда делся его флегматизм, взгляд стал жёстким, он весь подобрался как хищник перед броском. −Не балуй, Статиус. – Тут и Приск заметил. – Я так полагаю, на этом наше сотрудничество заканчивается. −Я ни чего не имею против вас, но, бережённого Бог бережёт. – Я заметно нервничал. Так, в состоянии взаимной подозрительности мы и ступили в подвал. Темнота, на тот момент была моим врагом. Но к моему удивлению, света хватало, потом я понял причину, дверь с другого конца коридора была открытой. Я вёл Видевия, намереваясь, в случае чего, прикрыться им. Приск с Натиумом несли тайник Видевия. Как ни странно, я так и не узнал тяжёлый этот тайник или нет, я к нему ни разу и не прикоснулся. Пройдя две двери я вздохнул с облегчением, в заветной комнате сидел Аристофан, а в «предбаннике», как и в прошлый раз, девица с парнем. Отправившись обратно, на Апеннины, я договорился с Гариком, что на пару суток, на этой точке будет дежурить кто то из своих. Оказалось, что Аристофан. Аристофан внимательно посмотрел на нас. Некоторое время, всем четверым пришлось играть в молчанку. Пьяный парень, из предбанника, высунул голову, но Аристофан махнул рукой, мол, всё нормально. −Ваш парень дикий какой то. – Пояснил Приск на немой вопрос Аристофана. −Ему нельзя и кухонного ножа доверить. – Вступил в разговор Натиум. Затем, оба, перебивая друг друга, Приск и Натиум, заговорили на неизвестном мне языке, а до этого говорили на языке расенов. −Он е span style=»font-size: large; color: #808080;»щё не понимает, − пояснил Аристофан, − говорите по этруски. −Так он ещё не посвящён… − Осёкся на полуслове Приск. Аристофан принял решение и сообщил его нам. Мы, всей толпой, по его предложению, шагаем через портал, а там Гарик разберётся. Оказавшись в квартире Николая, Аристофан, тут же, занавесил все окна. Ему не надо было бегать от окна к окну, он нажал на кнопку возле выключателя и все окна закрылись, в том числе и форточки, одновременно с этим включился кондиционер. Не знаю, какие там стояли стёкла, но с улицы не доносилось практически ни единого звука. Видевия усадили на диван. Он, стеклянным взором, смотрел, куда то в пространство, губы его шевелились, но ни каких звуков он не издавал. Аристофан достал продукты, пока мы ждали Гарика, перекусили чем Бог послал. Я заметил одну особенность, все продукты лежали либо на тарелках, либо в упаковке без всякой маркировки, на стенах или ещё где, не было ни календарей, вообще ни чего, по чему можно было бы идентифицировать квартиру, где она расположена, в какой стране или же в каком городе. Как только прибыл Гарик, а ждать его пришлось довольно таки долго, я отправился писать отчёт. Правда, писать ни чего не пришлось, я говорил в микрофон, сидя перед ноутбуком, а «фонетика», компьютерная программа, создавала два типа файлов, в текстовом и видео формате. Задержаться мне пришлось на три дня. Но дни были плодотворными. Во первых, я расставил всё по местам, в отношениях с Жанной. А ведь не зря мне снились эти сны про свадьбу. Расстались мы окончательно, по крайней мере, мне так казалось. Не было ни скандала, ни взаимных упрёков. Да и что там ещё решать, два года уже были как чужие, а может и больше.  Один, из трёх отпущенных дней, я посвятил детям. На моём счету вновь появилась кругленькая сумма. Надо сказать, моё новое начальство не скупилось, об орденах разговор не заводили после успешно проведённого задания, но приличные суммы отстёгивали не скупясь. Я побаловал детей обновками, а вернувшись к Николаю прошёл обряд посвящения и наконец то, попал в хронометрию. В стеклянном шаре, я, правда, ни кого и ни чего не увидел, а вот сам обряд, как и в отчёте Вальдира, оказался и вправду вдохновенным, но немного странным, на мой взгляд. Если честно, то я ожидал большего, а получилось всё как то буднично, но я приступил к изучению языка «хранителей времени». Я обмолвился Николаю о том, что получилось как то нехорошо, с моими коллегами, Приском и Натиумом, как ни как жили под одной крышей, да добра от них я видел немало. От него то я и узнал, что Приск с Натиумом, как раз и являлись представителями службы безопасности организации. Они то и вели Видевия, а тут вклинился я. Но Николай сказал, что ни чего страшного, они поймут и не в таких переделках бывали. А в вопросе информационного обеспечения, всё осталось по прежнему. Я как был в «пустоте», так там и остался. Информация шла мне дозированно, ровно столько, сколько надо, даже меньше. Но, все таки, Николай дал мне вырезку из газеты. Было как то странно, что «хранители времени» пользовались ещё газетами. Так вот, насколько я знал иностранные языки, это был немецкий, к вырезке прилагался перевод, в котором сообщалось, правда, город не указывался. На одной из оживлённых улиц, водитель мерседеса сбил пешехода, а когда вышел на дорогу, упал на асфальт. Приехавшие медики зафиксировали смерть пешехода и инфаркт у водителя. Водитель до самой смерти находился в коме. Медперсонал делал своё дело. Были взяты анализы обоих мужчин, который показал, что,  анализы идентичны. Да и на вид, водитель и пешеход были на одно лицо. Медики решили, что произошла ошибка, такого быть не может, даже у близнецов не может быть идентичности. Хотели провести повторный анализ, но тут выяснилось, что тело погибшего пешехода уже кремировано. Родственников у него не оказалось, а вот кто оплатил кремацию и вообще, все расходы по его погребению, осталось так и непонятно. Возможно, вся эта история так бы и осталась в узком кругу, но один ушлый журналист выкопал её и раздул сенсацию. Доказать или же опровергнуть всё это, не представляется возможным, так как, /spanпешеход был кремирован, а сравнивать ДНК умершего водителя не с чем. Я вернулся в Рим, а все мысли были о бывшей жене. Только теперь, когда мы расстались навсегда, у меня защемило сердце. Полтора десятка лет мы прожили вместе. И мне до сих пор не верилось, что вот, всё, точка поставлена. Выйдя из вонючего подвала, кстати, Гарик попросил меня поторопиться, с новым порталом, а то его уже достал запах в подвале. Так вот, я поймал себя на мысли, что шагнул я сквозь время и пространство, будто бы совершил поездку на автобусе и вышел на нужной остановке. Я, если и не чувствовал себя как рыба в воде. То, по крайней мере, был уже здесь как свой, не сравнить с первым переходом. И тут, мне ужасно захотелось курить, прямо таки в ушах зачесалось. Я нашёл закуток, между глухой стеной и небольшим палисадником, набил трубку и затянулся от души. Ещё во время первого перехода, когда приходилось курить в укромных местах, как в детстве, мне всё казалось, что мне двенадцать и даже вкус табака казался как тогда, горьким и противным. Я сделал вторую затяжку и тут же получил чем-то не очень жёстким по хребту. Обернувшись я увидел вылезающую из кустов старуху. −Пьянь, ты чего здесь… − Старуха шла на пролом, через кусты, ругаясь по этруски. Я поначалу растерялся, но быстро взял себя в руки. Трубку зажал в ладони, и выставил её перед собой, как я делал, когда окуривал кого то во время обрядов. Старуха вылезла на меня и подняла голову. Она, пожалуй, растерялась ещё больше меня, увидев перед собой не какого то забулдыгу, попытавшегося справить нужду на её территории, а уважаемого жреца – гаруспика. – Ой… Мы смотрели друг на друга. – Не переживай женщина, − сделал я торжественный голос, − твоя земля не будет осквернена. −Иди с миром, − я положил руку на лоб растерявшейся старушенции, − пусть благословит тебя всемогущий Тин, − благословил я её. Старуха и вовсе растерялась и, кланяясь, полезла обратно через кусты, задом, не переставая кланяться. Я вздохнул. − Вот облом. Ну, придётся потерпеть. Я шёл по мостовым Рима. Вообще то, большая часть улиц Рима, на данный момент, представляла собой разбитые колёсами просёлочные дороги, после дождя превращаясь в месиво. Но всё таки, это был – Рим, вечный город, овеянный легендами. Гарик с Николаем разработали грандиозный план, который, мне необходимо было притворять в жизнь. Не мне одному, но начинать именно мне. Сейчас мне необходимо было найти Назара, со слов Николая, это был местный банкир, родом с ближнего востока. На удивление, нашёл я его быстро. Да тут каждая собака его знала. Во внутреннем дворике сидел юноша на низенькой табуретке. Когда я осведомился о хозяине, он, так же как Гера, буквально «отсканировал» меня, осведомившись, по какому поводу. Я, как и было условлено с Гариком, сообщил, что я от Арона. Минут через десять передо мной предстал сам хозяин. Теперь он, сканировал меня своими тёмными глазами. Тут же, появился маленький столик с фруктами вином и каким то ароматным настоем, которого я и попробовал. Назар осведомился, давно ли я встречался с Ароном. Я вообще, ни какого Арона и в глаза то и не видел, но в моём кошеле лежала тряпица со значками. Её то я и предъявил хозяину, после слов вежливости. Назар, некоторое время рассматривал тряпицу, а затем удалился вместе с ней, оставив со мной того самого юношу, за компанию. Николай с Гариком приняли решение вкладывать деньги в Рим. Строительство, производство оружия и доспехов, а так же, работорговля и производство продуктов питания. На данный момент, Рим был похож на гигантский «пылесос», в который закачивались деньги, рабы, стройматериалы и прочее. Вернулся Назар. Некоторое время он разглядывал меня. – Деньги будут. – Заявил он. – Но не сегодня. Я кивал. Всё шло по плану. – Когда? −Через три дня. Вообще то, через три дня у меня свадьба. Мы договорились с Назаром, что я заберу деньги как только управлюсь с делами. Он был не против. Но напомнил об условии. Я знал его условие. Если дело пойдёт, я уступаю ему четверть дела. Значит, если я прогорю, то буду «гореть» один, а на барыши уже халявщики нашлись. Я вообще не понимал, зачем такие сложности, и высказал своё мнение Гарику с Николаем. Они стали разъяснять мне. Что надо мне самому легализоваться и легализовать капитал. −Сам же знаешь, − говорил мне Николай, − если в твоём городе появляется некий «крутышка», с мешком денег, сразу же возникает подозрение, ограбил, кого то убил. А так, ты связался с Назаром, уважаемым человеком, значит и ты уважаемый человек, значит, уважаемые граждане Рима будут считаться с тобой и с теми, кого ты представляешь. Простившись с Назаром, я отправился к «Оленю». Время было за полдень, в таверне, жрицы любви ещё только просыпались, после ночной «вахты». Едва я вошел, как столкнулся с Герой. Она, как я понял по её взгляду, была рада мне, хотя и попыталась сделать недовольный вид. Я сделал заказ, и мы прошли во внутренний дворик, здесь, на свежем воздухе было как то уютней. Гера, некоторое время, пристально смотрела мне в глаза. – Чего так задержался? −Дела. – Сказал я, не отводя взгляда. −Да, эта женщина может стать подарком судьбы. – Думал я. – Такой можно и полком командовать. Она, пожалуй, по своему мышлению больше похожа на мужчину, но, такую, надо держать на коротком поводке, если она возьмёт над тобой верх будет властвовать безраздельно. После недолгого разговора, по пустякам, я приступил к делу. Времени у меня было мало, в скором времени жители Хаолы, распродав свой товар, отправятся обратно. −Далеко ли, живёт твой знакомый. – Спросил я. −Тебе некогда? – В свою очередь спросила Гера. −Да, у меня мало времени. Через полчаса часа мы были у странного строения, на Палантине. Вероятно, это здание строили и перестраивали постоянно, вот и сейчас стояли какие то леса у задней стены. Хозяина дома не было, но в главной зале сидела старуха, на подстилке, на земляном полу. По тому, как Гера уверенно вошла в дом, я понял, что она бывала здесь и не раз. Дом был похож на бомжатник, наверное, эта старуха, выглядевшая измождённой, наводила хоть какой то порядок. Этот вывод я сделал из её внешнего вида. Хотя, вокруг было сплошное убожество, она ещё как то старалась скрасить быт и свой внешний облик. Одета она была бедно, но чисто, рваньё аккуратно заштопано. Мой профессиональный ментовской взгляд выхватывал всё новые детали бытия. Я сразу же отметил, и это мне понравилось, в доме было четыре входа, правда, два из них были заколочены. Очевидно, здесь, когда то жили четыре семьи, древняя коммуналка. Старуха смотрела на нас с интересом и в то же время со страхом. Гера присела рядом с ней, на корточки и что то говорила ей ласковым тоном, называя её Эсквелина, наверное, в честь одного из холмов Рима. Я сделал знак Гере, и мы вышли на улицу, воздух в помещении был спёртый и чем то неприятно пахло, наверное, старым тряпьём. −Надо было принести какой ни будь гостинец. – То ли с упрёком, то ли с надеждой, проговорила Гера. – Двоих сыновей похоронила, дочь неизвестно где, а младший не просыхает, мать живёт впроголодь. – Выпалила на одном вздохе Гера, не глядя в мою сторону. −Ты так беспокоишься о ней, как будто она твоя родная мать. – Сказал я, и не просто так. Я чувствовал, что Геру связывает, что то с этим домом. Необходимо было узнать, что именно. −Когда, я грязная и оборванная, ни кому не нужная, брела по закоулкам этого города, Эсквелина приютила меня, обогрела и поделилась последним куском. – С чувством сказала Гера, а по её голосу я понял, что говорит она правду. Горькую, но правду. Я достал горсть серебра и передал Гере. Наведи здесь порядок. Особенно на той стороне, и не забудь очистить коридор, пусть там будет два выхода. – Я достал ещё две золотых монеты. Гера смотрела на меня с удивлением и даже подозрением. Как ни как, сейчас я отвалил ей целое состояние, по её меркам. −Если наше сотрудничество будет взаимовыгодным, ни ты, ни Эсквелина ни в чём не будете нуждаться. Я уже поднимал этот вопрос, и, Гарик, поначалу, отказался наотрез, ещё бы, связываться с путаной. Но я убедил его, как ни как, через мои руки прошла не одна сотня, даже не одна тысяча людей, разного возраста и пола. Я видел, эта женщина и союзником будет верным, ну а если врагом, то достойным. И уже прощаясь, Гера придержала меня за руку. – А что я буду иметь от нашего сотрудничества? Если бы я плохо владел своей мимикой, то, мои глаза вылезли бы на лоб. Я вытаскиваю её из борделя. А она ещё чего то требует. −Ну и что же ты хочешь? – Невинно поинтересовался я. −Я хочу… − На мгновенье Гера замешкалась. – Я хочу от тебя ребёнка. Я улыбнулся, погладив её по щеке. – Будет тебе ребёнок, если будешь хорошей девочкой. −Ты какой то не такой, − сказала мне на прощанье Гера. Я встрепенулся. И пожелал узнать, в чём это заключается. −Ну, не знаю. – Пожала она плечами. – Ты ведёшь себя как то не так. Ни кому не угрожаешь и в то же время, другие относятся к тебе с уважением. – Гера задумалась. – Ты, наверное, я так думаю, умеешь поставить себя в обществе. −Да девочка, тебя надо держать на поводке. И чем короче он будет, тем лучше для нас обоих. – Думал я, подходя к своим «землякам» из Хаолы, которые, как я и предполагал, уже собирали свои вещички и встретили меня как родного, восторженными возгласами. Уже в лодке мне вручили кусок лепёшки и вяленную рыбу. Только тогда я понял, что проголодался. Определённо, мне эта жизнь нравилась. Да, я чувствовал себя как один из матросов в команде Колумба. Я двигался вперёд, вперёд в неизвестность, и это щекотало нервы. Вносило новизну. Уже смеркалось, когда я сошёл на берег. Я мог бы сразу отправиться в дом Садаира, но решил выдержать паузу, зашёл в нашу опустевшую хижину. И как мне показалось, сделал правильно. Через полчаса прибыл слуга моего будущего тестя, с приглашением. Видать, весть о моём прибытии уже дошла до Садаира. Ладину я не увидел в этот вечер, да и до свадьбы мы больше не виделись. Но произошла другая встреча. Садаир мне уже намекал, что кое кто желает переговорить со мной. И даже намекнул по какому поводу. Вот после ужина, было уже около полуночи, ко мне прилепились два старикана. Поначалу, разговор шёл на общие темы, а когда, один из нах затащил меня к себе, начался разговор по существу. Стариканы сделали мне деловое предложение. Я уже поднимал этот вопрос перед Николем и Гариком, после того как Садаир намекнул мне об этом, и получил добро. После пустой болтовни и смешков, причём, мы за столом остались втроём. Остальные, даже их сыновья, уже постарше меня, сидели и стояли в сторонке. Дарк – один из уважаемых членов Тарквиев, к которому теперь буду «принадлежать» и я, приступил к делу. −Да, вот, уважаемый Статиус… − Разговор был долгим, перемежаемый с бытовыми мелочами, но суть его можно было выразить в одном аспекте. У расенов, причём не только у элиты, но и у крепких середняков, скопились немалые средства, и их надо было куда то вложить. Одно для меня осталось загадкой. Почему они хотели довериться мне, а не кому то из своей родни. Впрочем, кое какие догадки у меня были, но я не стал высказываться в слух по этому поводу. Одним словом, расены хотели вложить свой капитал в прибыльное дело, в Риме. И я ещё раз убедился, что падение Этрурии началось задолго до того, как римские войска стали осаждать их города. Но, было бы дурным тоном, если бы я сходу согласился. Сославшись на то, что я имею кое какие обязательства перед уважаемыми людьми, я должен согласовать свои действия с ними. Это вполне устроило и стариков и их близких. А по поводу их взаимного недоверия я знал, что не более года тому назад произошёл скандал при расширении производства колесниц. Этрурия была лидером в этом отношении на апеннинском полуострове. Дело было запутанным, и кто кого кинул, вопрос оставался открытым до сих пор. Так что, мне не стоило принимать в одиночку, скоропалительных решений. Следующий день начался для меня с неожиданности. Позавтракав в доме будущего тестя я хотел было прогуляться по окрестностям. Но не тут то было. У калитки меня ждали с пяток молодых парней. Я было, уже прошёл мимо них, но они увязались за мной. Я осведомился у них, в чём дело. И тут же узнал, что это команда судна, которая только и ждёт от меня указания, и мы отправимся в Рим. Один из парней так и высказался, чего, мол, время тянуть. Прямо таки как в моём времени, среди того контингента, с которым мне чаще всего приходилось общаться – «раньше сядешь, раньше выйдешь». Я не ожидал, что дела здесь делаются так быстро, но раз так… Ещё не наступил полдень, как мы были в Риме. Трое остались в лодке, а двоих я взял с собой. Все парни были как на подбор, крепкие, уверенные в себе. Пройдя Форум, я прямиком отправился к Назару. Тот принял меня без задержек. Изложив ему суть дела, я осведомился о его взгляде на это. Но он, как и я вчера, заявил мне, что ему надо посоветоваться кое с кем. Затем, я отправился к тому дому, у подножия Палантина, где должна была командовать Гера, по устройству нового портала. И здесь меня ждала неожиданность. Работа кипела. Та половина, где должна была остаться старуха со своим не просыхающим оболтусом, была уже убрана, а на другой кипела работа. Гера была тут же, стояла рядом с прилично одетым парнем, который, как видно и командовал группой рабочих, занимавшихся ремонтом. −Молодец девочка. – Мысленно похвалил я её. – Не ошибся я в тебе. Конечно же, Гера могла меня и кинуть, убраться с глаз долой с моими деньгами. Но, значит я ещё чего то стоил, умел разбираться в людях. Гера что то шепнула тому парню, и он обернулся в мою сторону. О чём то переговорив с ней, он подошёл ко мне. – Аскалон. – Представился он. – Я нанят Герой, что бы привести в порядок эту развалюху…
Я слушал парня и в моей голове рождался дерзкий план. Насколько я мог судить по имени и поведению парня, он являлся представителем племени латинов. На данный момент Рим переходил от племенной общины к торгово-промышленным отношениям и партийным дрязгам. Тут же, я изложил Аскалону, свою идею. Что бы не мучиться с крупным заказом на строительство, с каким ни будь заевшимся вельможей, предложил ему работать на меня. Аскалон задумался над моим предложением. – Я бы с удовольствием, но…, − парень замялся. −Что, не хватит знаний? Или в работягах своих не уверен? – Усмехнулся я. Я уже заметил, что, среди шестерых рабочих, двое имели, явно бандитские рожи, да и следы от кандалов указывали на это. В Риме была такая практика, сдавать в наём преступников, на прокорм, что бы они работали, а не сидели без дела. −Да, нет, здесь то я как раз уверен. В крайнем случае найму новых. – Ответил Аскалон. – Это не мой уровень. Мне, попросту не дадут работать. Ну… −Ну…, − перебил я его, − это уже моё дело. Твоё дело класть камень и крыть крышу. Я прекрасно знал, что строительный рынок здесь был уже сформирован и вот так вот, какой то борзый паренёк не мог в него воткнуться. −Ну, тогда другое дело. – Улыбнулся Аскалон. −Как я решу этот вопрос, так и сообщу тебе, через Геру. – Хлопнул я его по плечу. Гера стояла рядом и слышала наш разговор, улыбаясь мне. −Ну и ушлая бабёнка. – Думал я, направляясь к дому Назара. – Она не просто так захотела ребёнка от меня. Не за мои прекрасные глаза. Ребёнок – это её гарантия, гарантия её будущего. Она почувствовала во мне потенциал, что за мной сила. В сопровождении Миска и Тора, я шёл к дому Назара. Все мои действия были не просто так себе, простой суетой. Я знал, что вечером, парни дадут полный отчёт своим старейшинам, и где я был, и с кем и о чём беседовал. Я даже не опасался засветить будущий портал перед своей роднёй. Парням намекнул, что собираюсь открыть здесь укромное местечко для уважаемых людей, вдали от любопытных глаз. Судя по их ехидным улыбкам, они поняли, о чём идёт речь. Назар вновь принял меня без задержки и узнав цель моего визита, задумался. Я был уверен, нужная мне сумма у него имеется, но таков этикет, если можно так выразится. Можно было бы начинать и без него, деньги в наличии уже были, но только через Назара я мог выйти на тех людей которые и решали подобные вопросы. Назар думал не долго, но напомнил мне о соглашении. Я не отрицал, но попросил его, свести меня с кем то из власть имущих, для продвижения моего дела. Собеседник обещал помочь. Пора было отправляться в Хаолу. Но я решил немного задержаться и устроить импровизированный мальчишник. Мои парни немного растерялись. Видать, такого указания они не получали и поэтому не знали как на него отреагировать. Но я провёл эту операцию безупречно. Кто знает, как всё сложится впоследствии, а мне были нужны и верные люди и компромат, в случае чего. В строгих семьях расенов, подобные мероприятия не приветствовались, но, как всем известно, запретный плод сладок. Парни как не отнекивались, но по их блестящим глазам было видно, что, «запретный плод сладок». Во внутреннем дворике «Оленя», где мы с Герой и заключили соглашение, парни оттягивались по полной, насколько это можно было сделать в условиях фиксированного времени. Засветло нам надо было вернуться в Хаолу. Мы с Герой, лежали на войлочной подстилке, потягивая вино и угощаясь хрустящими рёбрышками барашка, а мои парни тискали девчат из таверны наверх, для «уединённых» бесед. −А мы что же, − Гера с вызовом посмотрела на меня, − будем только смотреть. В мои планы это не входило, но взгляд Геры распалил меня, да и опыт подсказывал, что нельзя отказывать женщине. Как то, я тогда ещё был стажёром. Как раз, когда всё рушилось, а инфляция будто бешенная кобыла, гнала цены вверх. И я пристроился подрабатывать в охране, в торговой точке, вместе с бывалым старшиной, всю жизнь протрубившем в ментуре. И хозяйка этого заведения положила глаз на меня, а я ещё брыкался, она, хоть и видная была бабёнка, но годилась мне в матери. И вот, бывалый, поглаживая свои рыжие усы, прочёл мне целую лекцию. Не помню дословно, но смысл её был в том, что дочь короля возжелала своего слугу, а тот, боясь гнева своего господина, ни в какую. Ну и закончилась эта история тем, что обозлённая дочка упекла парня туда, куда Макар телят не гонял. – Какой ты сделал из этого вывод, молодой. – Спросил меня поддатый старшина. −Ну… − замялся я. −Это ты так маме будешь отвечать. – Командным голосом продолжал старшина. – А мне ты должен был ответить чётко и ясно. Удовлетворённая женщина – твой союзник, а не удовлетворённая – стерва ещё та. Обнажённая Гера не испортила моих ожиданий. То, что угадывалось под одеждой, было великолепно, да и любовницей она была опытной. В «Олене» я оставил приличную сумму. Но оно того стоило. Хозяин даже выделил охрану для нас, хотя, до лодки было недалеко. В Хаолу прибыли под утро. Я сразу предупредил парней, что бы хоть в каком состоянии, но доставили меня до места назначения, до утра. Грести против течения тяжело, но помогал парус. На утро, в мою хижину прибыл слуга Садаира, с приглашением. Будущий тесть уже несколько раз пытался уговорить меня переехать жить к нему. – Ну что ты как безродный, − с упрёком говорил он, − мы же уже почти родственники, а ты всё живёшь в этой халупе. Я не то что бы ломался. Хотелось быстрее выучить язык «хранителей», вернее выговор. Сам язык я знал, а вот выговор ещё не давался. Даже, если бы кто то и подслушал меня, подумали бы, что я читаю заклинания. Опасаться Видевия не приходилось, а по селению пошёл слух, что тот вернулся в Тарквинию. Торжественная церемония состоялась в главном храме Вей. После многих дней я, наконец то увидел свою суженную. Все мероприятия длились три дня, жертвоприношения, хвала духам и божествам, поздравления. Я устал за эти три дня до изнеможения. Постоянно пребывая в напряжённом состоянии, опасаясь, что сделаю, что то не так, расслабляться получалось только вечером, когда мы с Ладиной оставались одни. Сама брачная ночь получилась бурной, от чего не выспался. Ладине было проще, она улыбалась и делала то же что и я. А мне постоянно надо было быть собранным, что бы не сделать какую глупость. Ещё неделю ездили по гостям, и они прибывали к нам, благо дело, расстояния были не велики. Мне подарили колесницу, но я же не умел ей управлять, хотя, меня за это не осудили и не посмеялись надо мной. Я ведь являлся представителем жреческого сословия, а не военным, к тому же, долгое время жил за пределами Этрурии. Но учиться управлять колесницей всё же пришлось. На мой взгляд, в этом не было ни чего сложного, если конечно, запряжены были не «дьяволы», а спокойные кони. Одному моменту я не уделял должного внимания, а зря. Среди жрецов – гаруспиков, было как бы две касты. Одни давали обет безбрачия и их можно было назвать непримиримыми, они жёстко соблюдали обычаи и заветы предков. А основная масса были такими же, как и я. Так вот, с одной стороны, родня торопила меня, что бы я не затягивал с делами в Риме. С другой стороны, наседали двое непримиримых, что бы я соблюдал все обычаи и нормы. А перед самым отбытием в Рим, прибыл ещё один непримиримый. Лысый, как бильярдный шар, но вредный, с пронзительным взглядом. Во время церемонии, уже у самой ладьи, он устроил такое шоу, что вся родня переполошилась. −…тебе предстоит сразиться с драконом, но не забывай, самый главный дракон сидит в тебе… Ладина поначалу растерялась, а потом, смотрю, уже и слёзы текут. −…и если ты оступишься, тебя сожрёт геенна огненная… Садаир смотрел исподлобья, ему самому это было как серпом по одному месту, но сделать он ни чего не мог, мудрый Асс, прибывший из самой Тарквинии, был уважаемым и известным жрецом во всей Этрурии. −Чего он к тебе пристал!? – Ладина намочила мне всё плечо, уткнувшись в него, когда уже парус был «полон» ветра, а берег удЯ прекрасно знал, что строительный рынок здесь был уже сформирован и вот так вот, какой то борзый паренёк не мог в него воткнуться.алялся. – Откуда он вообще взялся!? – Всхлипывала законная супруга. −Из Тарквинии. – Машинально ответил я. Я и сам не мог понять, неужели,  этот лысый, припёрся в Хаолу только для того что бы омрачить наш праздник. Садаир молчал, глядя, куда то в сторону. Молодёжь и женщины, начавшие было, возмущаться, шепотом, тут же заткнулись, глядя на главу семейства. Пройдя через многолюдный Форум, наша процессия отошла от дурных мыслей. Появился заливистый смех и радостные возгласы. Да и как тут было не радоваться, в бурлящей толпе. В прошлый раз я наблюдал за посетителями таверн, которых уже повыкидывали оттуда или же  попросту не пускали в них. Не надо было ни какой комедии или театральной постановки. Наши алкаши отдыхают, по сравнению с местными. Да тут, кроме этого, можно было посмотреть на многое, а если у тебя были деньги, так и вовсе…. Остановились мы у какой то родни. Я даже толком и не знал, кем они мне приходятся, столько новой родни свалилось на мою голову, что без помощи Ладины не обойтись, придётся её расспрашивать и записывать всё. Нам выделили половину дома, с термой, пол которой был выложен мозаикой. Да, банька была роскошная, да ещё и маленький бассейн. Даже по меркам двадцать первого века, эта вилла была бы гордостью хозяев. Напарившись в бане, отдохнув, к вечеру, мы, вместе с хозяевами, отправились в таверну, находившуюся поблизости. Как и в остальных, здесь стояли столы и на полу лежали подстилки, что бы люди отдыхали после трудового дня, не напрягаясь. Столами редко кто пользовался, да и было их не много, чаще всего те, кто забегал в таверну перекусить, имея недостаток времени. Огромной гурьбой мы завалились в таверну. Вечер удался на славу. Ведь, и в древности люди могли жить хорошо, не то что писали в книжках про грязные и вонючие таверны, хотя бывало и такое. Я много не пил, присматривался к родне. Тех, кого знал, и кого нет, рассматривал их со всех сторон, находил, что то новое. Анализировал, составлял психологические портреты, благо дело, опыт имелся. Тем более, выпившие люди «раскрывались», надо было только фиксировать. Да и Ладина изменилась. Её статус изменился, ещё вчера она была девицей на выданье, а ныне, уже замужняя дама, да ещё за уважаемым человеком, с которым считались старейшины. Обратная дорога, недальняя, оказалась тоже интересной. До сих пор, до конца поверить не мог, что я, в древнем Риме, иду по его тёмным улицам. На утро. После завтрака, Садаир вызвал меня на разговор. Мы шли с ним впереди, а позади, сыновья и прочая родня из молодых. Садаир, заводил разговоры о всяком, но только не о главном. Я сам завёл. −Садаир, − я выждал паузу, что бы тесть сконцентрировался на моих словах, − мне часто придётся отлучаться. Садаир взглянул на меня с уважением. Ещё вчера я заметил, как он был горд, что провернул это дельце, «заарканил» в свой род такую птицу высокого полёта, как я. −Я связан обязательствами с очень серьёзными людьми. – Я глянул на тестя. Он слушал меня с большим вниманием. – Опять же, не скрою от тебя, ведь мы теперь близкая родня, вполне возможно, придётся задержаться надолго. Садаир кивал головой, выражая, тем самым, полное своё согласие со мной. −Я хотел, что бы ты помог мне в нашем общем, семейном деле. Я попал в самую точку. Хоть Садаир и нахмурился, но я видел, мои слова ему как бальзам на душу. Если бы я не сказал ему это, то бы он сам мне намекнул. Больше всего, я так думаю, его порадовало то, что я признал его как компаньона, хотя, он не вложил в это дело ни гроша. Наоборот, я вкладывал в его дело, а сам тесть, как я понял из его обмолвок, не прочь был поселиться на постоянное место жительства в вечном городе. Далее, мы обговорили кое какие технические детали. Всё это было уже согласовано с Гариком и Николаем. Вернее, они сами предложили мне этот вариант, как один из возможных. Садаира же, больше всего волновало то обстоятельство, почему это, мудрый Асс прицепился ко мне, нет ли у него на меня зуба и прочее. Я успокоил, как мог, тестя. Сам толком не знал, что же произошло. Мы сделали небольшой крюк, и я познакомил его с Герой. Да, тесть был далеко не дурак и даже по взгляду Геры, понял о наших отношениях, но виду не подал. Я же, перехватил его похотливый взгляд. – Во пенёк, старый, − думал я, пока тесть обменивался любезностями с Герой, − туда же, и не прочь зятя подвинуть, что бы залезть под тёплый бочок Геры. Да, в общем то, он и не такой уж и старый. Но все мои размышления были прерваны, когда мы вышли на улицу, нос к носу, столкнувшись с Вальдиром и Алфеей. У меня чуть челюсть не выпала, когда я увидел двух знатных египтян, увешанных золотом, как новогодние ёлки игрушками, в сопровождении охранников. Кстати, столы в тавернах были ориентированы главным образом на заезжих египтян, они, одни из немногих в древнем мире, предпочитали столоваться сидя на стульях. По крайней мере, нечто такое я услышал ещё в Хаоле. Надо отдать должное, Алфея с Вальдиром, разыграли нашу встречу так, что, тесть мой «поплыл». А как же, двое знатных египтян прибыли в Рим, что бы засвидетельствовать своё почтение его зятю. Мой авторитет, в его глазах, взлетел в поднебесье. Я вновь поймал похотливый взгляд Садаира, теперь, он «ощупывал» Алфею. −Да дядя, да ты ходок ещё тот. – Констатировал я. Садаир был похож на любвеобильного пса, которого привели на случку, разве что слюна не капала, да хвостом не помахивал. Мой авторитет взлетел до небес, не только в глазах тестя, но и среди всей моей многочисленной родни, когда они увидели Алфею с Вальдиром. Но оставались мы в доме гостеприимных хозяев недолго, в скором времени мы уже были на базе. Алфея а Вальдиром разыграли театральную постановку, что, мол, хотели меня найти и вот удача, я сам вышел на улицу, не пришлось меня искать. Ага, врите больше. Я уж молчал, вида не показывал, когда все эти мелкие проверки, подбрасывали мне. Нашли кого проверять, я и сам, сколько раз, вот так вот, проверял и своих сотрудников и преступников. Так что бы поймать меня на этом. Я давно засёк, что меня ведут, но и словом не обмолвился. А на этот раз не выдержал и всё высказал, тем более, в квартире собрались все, даже Аристофан прибыл. Гарик положил мне руку на плечо. – Не кипятись Статиус, так надо. И на Асса не серчай, он сказал то, что было ему наказано. И вновь, моя судьба заложила крутой вираж, да ещё какой.    

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ     «НЕ БУДИТЕ СПЯЩЕГО ДРАКОНА»    

После ужина в ресторане, когда мы все, переодевшись в обычную одежду, обычную, к которой я привык с детства, а не тога, в которую приходилось заматываться как в большое полотенце, вернулись в квартиру Николая. В воздухе витала какая то торжественность. Другое слово подобрать было сложно. Расселись кто куда, я оказался на диване. Гарик расплескал коньяк, по бокалам и поднял свой. – Дамы и господа. – Начал он торжественным голосом, всё таки, предчувствие меня не обмануло, ещё там, в Риме, когда я увидел Вальдира с Алфеей. – Нашей группе доверено важное дело, может быть, это главное в жизни для каждого из нас. Причём, он как то странно посмотрел на меня. – Стас, это в первую очередь касается тебя. – Обратился он ко мне. Вот тебе  и раз, меня вновь называют по имени, данному родителями. Значит дело серьёзное. Так оно и оказалось. То, о чём Гарик повёл разговор, я поначалу не понял. Он говорил, про какие то порталы и матрицы. О том, что это миссия именно для меня, а все остальные, из нашей группы будут работать на меня, даже в ущерб своим индивидуальным делам. −Всё для фронта, всё для победы, как говорили во время второй мировой. – Думал я, пытаясь осознать слова Гарика. Наверное, моя физиономия выглядела слишком глупо, и Гарик начал всё снова. −Понимаешь Стас, наш мир многогранен. Нынче, даже самые закоренелые скептики, уже стали признавать, что по ту сторону бытия существует нечто, что не подвластно нашему разуму и человеческой логике, в общем понимании. Я кивал. Если бы, мне сейчас рассказывали о квантовой физике или же о «абре кадабре», я бы всё равно кивал, хотя и не понял бы ни слова. −Тебе надо заблокировать матрицу пространственно−временного бытия. – Вступил в разговор Вальдир, очевидно, не выдержав моей тупости. – Ты же читал мой отчёт, там всё написано, но только основы. – Продолжал он. −Ядро нашей планеты это матрица, на которой записано прошлое и будущее, но существуют и другие матрицы, у поверхности земли, которые входят в состав сложного механизма управляющего всей планетой. Далее, Вальдир стал мне объяснять модель строения нашей планеты на примере компьютера. −Ядро планеты или кристалл, как его иногда называют, это жесткий диск и материнская плата, одновременно, от которой расходятся команды к другим деталям компьютера. Есть естественные порталы или мини-матрицы, и искусственно созданные, созданные древними цивилизациями. По аналогии с компьютером, их можно назвать микропроцессорами. Они то и влияют на нашу жизнь напрямую. Аномальные зоны, о которых знают все, являются естественными мини-матрицами, а пирамиды, подземные и наземные лабиринты, искусственно созданными. Даже, храмы на планете, являются мини-матрицами, так как и они управляют живущими на ней разумными существами. Вальдир привёл простой пример, опять же, по аналогии с компьютером. – Лежит солдат со снайперкой, караулит цель. Его мозг это жёсткий диск, материнская плата и оперативная память, три в одном. На жёстком диске записана определённая программа, основанная на жизненном опыте, как только появилась цель, с «жёсткого диска» извлекается часть жизненного опыта и подаётся в оперативную память, запуская программу уничтожения цели. Его тело, солдата, сеть микропроцессоров, под управлением запущенной в оперативку программы. Но, если дать по башке этому солдату, то программа не будет выполнена, то же самое произойдёт, если дать по «башке» компьютеру. То же самое можно сказать и про любые процессы во Вселенной. Формирование звёзд или же наводнение на Земле. Логика вполне ясна. Любое явление можно рассматривать и в виртуальном пространстве. Я понемногу вникал в то, что мне пытались втолковать. И в то же время, до меня стало доходить, до этого я как то не задумывался об этом. Значит, и Макс пострадал из за меня. «Хранителям времени» нужен был я, поэтому то, Максу и подкинули этот отчёт Вальдира. Да, но тогда зачем ему стёрли память? Я высказался в этом направлении, когда мои учителя сделали небольшой перерыв. −Так надо Стас. – Гарик не отрицал моих догадок. – К тому же, твой друг оказался слишком прытким и добрался до того, что ему знать не положено. Жаль было Макса, ведь он пострадал из за меня. Оказывается, меня вели давно, может быть с самого рождения. Я до конца не понял, то ли моя духовная составляющая, то ли физическая, а может обе взятые воедино, подходили для этого дела, для которого не подходили другие. Но другое я понял, точно, мне предстояло отключить, или, если выразиться точнее, заблокировать некий портал. Я тут же поинтересовался, можно ли, теперь, составлять отчёт о моей дальнейшей деятельности. На что получил ответ, − можно, но без подробностей, даже описания символов, которые мне предстоит изучить, в скором времени, нельзя вносить в него. Теперь, спустя время, все части хитрой головоломки стали складываться в единое целое. Когда я вошёл в камеру, уголовники, с которыми сидел тот, из за которого всё и началось, были перепуганы. Клялись и божились, что не помогали висельнику. Более того, после того, как тот оказался у параши, они его обыскали, самым тщательным образом. А утром, на крепком капроновом шнуре он уже висел, после этого меня и попёрли из ментуры. Только теперь, зная возможности «хранителей времени», я стал понимать, что к чему. −Понимаешь Стас, и Вальдир правильно тебе разъяснил, по поводу компьютера. – Гарик вновь вступил в разговор. – Чем больше, человечество познаёт виртуальный мир, тем ближе оно приближается к осознанию других миров и других измерений. Вселенная велика и многогранна, и наши знания о ней, всё равно как песчинка в пустыне Сахаре. Но есть одно неизменное правило, не взирая ни на что, вселенский закон – свобода выбора. На некоторое время Гарик задумался, остальные молчали. – Мы могли бы использовать тебя втёмную, такая практика есть в нашей организации, но здесь не тот случай. Ты должен сделать осознанный выбор, добровольно. −А если я не соглашусь? – Задал я резонный вопрос. −Ни чего не изменится, ты, так же как и прежде, будешь одним из нас, ни чего в твоей жизни не изменится. −А как же дело всей жизни? – Я пристально смотрел Гарику в глаза. −Будем искать другого кандидата. −А если не найдёте? −Тогда это задание будет поручено другой группе. −Я согласен. – Я обвёл взглядом всю группу, ловя их озабоченные взгляды. Гарик усмехнулся. – Ведь ты ещё не знаешь сути дела, а уже даёшь согласие. Я пожал плечами. – Что же, вы зря старались. −Не торопись Стас. – Подала голос Алфея. – Бравада здесь ни к чему. Мы тебя будем любить и уважать, даже если ты откажешься. Трое, уже остались навсегда в этом лабиринте. Я взглянул на Гарика, а тот только кивнул. – Да Стас, это правда. Если ты почувствуешь, что это тебе не по силам, сразу отказывайся. Гарик хмыкнул. – Хорошо, сделаем так, введём тебя в курс дела, а ты уже решай. Ни кто тебя не будет винить, что ты отказался. Далее, я услышал историю, в которую трудно было поверить, но не смотря ни на что, я поверил. Говорил в основном Гарик, с некоторыми пояснениями Николая. Из всего сказанного следовало. Земля – наша планета, как и любой существо во вселенной, эволюционирует. Ни только в физическом плане, но и в духовном. В первую очередь в духовном. Так вот, на планете существовало много цивилизаций, до нас. Некоторые из них были высокодуховные или же технологически развитые. Причём, необязательно, если цивилизация технически развитая, значит она духовно развитая. Примером тому служит легендарная Атлантида. Она не была столь развитая, в техническом отношении, как наша цивилизация, но была необычайно развита в духовном плане. В конце концов, Атлантида ушла под воду, духовность была заменена на лже-духовность и была запущена программа самоликвидации. Этот самый лабиринт, или же матрицу, активировали как раз таки атланты. Хотя строила это сооружение гораздо более древняя цивилизация. −Кстати, − вступил в разговор Аристофан, − Стас, не путай, понятие – матрица, может иметь несколько значений, так же как и в обычной жизни. Это может быть и мантра, которые тебе придётся выучить и сам лабиринт. Ну, ты меня понял? Я кивнул. Не в лесу же жил, столько времени. Из дальнейших пояснений я понял, что каждый культ или же определённые события в истории человечества имеют свою подоплёку. Программа запускается, либо автоматически через ядро планеты, либо, кем то из вне, как и в нашем случае. −Ты ведь сталкивался с некоторыми религиозными трактатами, где говориться, что тот или иной пророк жил семьсот или же восемьсот лет? – Спросил меня Николай. – Так вот, это даются цифры не о реальной жизни человека, а о времени действия определённой программы. Войны, революции и эпидемии, а так же и экономическое и социальное развитие общества, это всё, заданные программы. Но нельзя думать, что от отдельно взятой личности ни чего не зависит. Зависит, и очень многое. Зависит, прежде всего, то, как будет реализовываться запущенная программа. Я шёл с лёгким сердцем. Когда мне рассказали про моё новое задание, скажу честно, словно гора с плеч упала. Последние годы, даже сам не знаю, сколько времени, но я жил в постоянном ожидании, сам не зная чего. И вот, я понял, что ждал, именно этого момента. Да, да, именно его. Как только я понял, что мне предстоит сделать, сразу же всё встало на свои места. Я спросил, осведомился у Гарика по этому поводу, и он подтвердил мои догадки и ещё добавил. – Каждый, подсознательно чувствует своё будущее и прошлое, кто в большей, а кто и в меньшей степени. Так же, он поведал мне, что один из моих далёких предков являлся жрецом той самой, легендарной Атлантиды. Но добавил. Что потомков этих жрецов, во всём мире хоть пруд пруди. Ведь каждый человек несёт в себе все программы своих предков, но не у всех эти программы чисты и не искажены как у меня. Я, в свою очередь, поинтересовался, почему именно моя программа чиста. На что и получил ответ, что моя программа не так уж чиста, но искажения минимальны. А вот почему, этого не знал и сам Гарик. А мне казалось, что этот парень знает обо всём. После визита к родителям и к семье брата, в банкомате я проверил свой банковский счёт. Да, сумма там была приличная. «Хранители времени» слов на ветер не бросали, когда сказали мне, что в случае моей гибели, мои родные ни в чём не будут нуждаться. Остановившись у цветочного ларька, я решал, какой букет преподнести бывшей жене. Красный – цвет любви, возомнит ещё не весть что, потом будет ныть и заглядывать в глаза. Белый – цвет нейтральный, холодный, опять можно нарваться на скандал. Остановился на золотой середине. Попросил, что бы сделали красно−белый. Проходя по двору, мимо лавочки, «оккупированной» молодёжью, я узнал тех парней, которые хотели «обуть» меня той ночью, когда я бежал к Жанне. Вот так встреча. Парни меня не узнали, да и заняты они были своими подружками. Пройдя несколько шагов, я было остановился. Но тут же скомандовал себе. – Вперёд, не хватало ещё тебя с малолетками связываться. − А мысль шальная мелькнула, покуражиться немного, как в юности. У подъезда я столкнулся с неким гражданином. Мы встретились взглядами, и он, торопливо отвернул, чуть ли не побежал. Я поднимался по ступеням, вспоминая, где же я его видел. А как только увидел расстроенное лицо Жанны, в дверном проёме, сразу всё встало на свои места. Теперь я его вспомнил. Как то, мы встречались, вот так вот у подъезда. −Я не помешал. – Я смотрел на бывшую супругу, на её расстроенное лицо. – Может мне уйти? Преподнёс я ей букет, с этими словами. Вся эта неопределённость, нервировала ещё больше чем неприятности, надо было ставить точку. Я уже заранее подготовился к этому разговору, но всё равно, было нелегко. Я уже хотел окончательно порвать с прошлым, разбитую вазу уже не склеишь, но не тут то было. −Это было моей ошибкой…. – Нервничая, объясняла бывшая жена. – После развода я не могла оставаться одна, а тут, встретила его…. −Мы же взрослые люди, Жанна. – Я сочувствовал ей, сам ведь не подарок. – Если тебе с ним лучше, так в чём же дело. Из сбивчивых объяснений я понял. После развода, она встретила его, но, после того, как прошли первые яркие впечатления, Жанна стала тяготиться своим ухажёром, но ни как не могла порвать с ним. А ведь правильно мне сказал отец, когда то, второй или вторая, должен всегда быть лучше первого во всём, иначе, со временем, даже его достоинства будут казаться недостатками. Так получилось и у Жанны. Тем более, дети уже взрослые, общий язык с ними найти труднее. Опять, в который раз, «мосты так и не загорелись», опять, что то недосказано. У нотариуса я заверил завещание на квартиру, на имя Жанны и заехал к Натанычу. Старик обрадовался мне, но лицо его омрачилось, когда он увидел моё завещание. Я не стал кривить душой и сказал всё как есть, объяснил, что у меня сейчас трудный период, и если что, он отдаст эти документы Жанне. За что я и любил Натаныча, он не задавал лишних вопросов, и многое понимал без слов. Вечером, всей группой мы кутили в ресторане. Кутили, громко сказано, скорее отдыхали. Вели неспешные разговоры, выпивали, понемногу, ведь завтра, должно было состояться важное событие. На следующий день, когда я уже в полной мере обладал информацией по данному делу, вся группа собралась в святая святых «хранителей времени», в «хронометрии». На всех были бежевые, с золотистым отливом, плащи. После недолгого ритуала, чисто символического, все покинули комнату, а Гарик, на прощанье, посоветовал мне. – Смотри в шар и отбрось все мысли. В скором времени, у тебя будет много всяких ритуалов и посвящений. Я смотрел в прозрачный шар. И постепенно, моя голова становилась «пустой», все мысли, куда то исчезли. Я и сам не заметил, как вошёл в какое то странное состояние. Комната была устроена так, что посторонние звуки в неё практически не проникали. И вот, я услышал гул машин и звуки клаксонов, они становились всё чётче, как будто я стоял на тротуаре. Затем, звуки стали меняться, гул машин сменился посвистом ветра и шуршанием листвы. Я, не отрываясь смотрел в шар. Его прозрачная сфера стала мутнеть, как и моё сознание. В миг, голова разболелась так, что даже смотреть в шар стало тяжело, комната поплыла. На мгновенье я сомкнул веки и тут же, боль прекратилась. Я тут же разомкнул веки. Вокруг ни каких звуков, а я стоял в каком то гроте. На какой то момент, мне показалось, что я оказался в склепе. На стенах были какие то неведомые символы, но попадались и знакомые. Сообразив, что это всё таки грот, высотой до пяти этажей, с несколькими отверстиями в верху, куда и проникал солнечный свет. Я совершенно не понимал как я сюда попал, я ведь ни чего не пил и не курил, не глотал, сознание, до того как разболелась голова, было незатуманенное ни какими препаратами. Не знаю, откуда взялось то чувство, но я понял, мне надо идти. И я шёл, сам не знал куда. А вот и выход из грота, но я вышел не на поверхность, а в следующий грот. С каждым шагом, моё движение ускорялось. Если первые шаги я делал осторожно, то войдя в следующий грот, я чуть ли не бежал. А потом и вовсе, летел, будто бы на дельтаплане, низко над землёй. Один коридор сменял другой, грот сменял грот, движение ускорялось. Вот, в моём поле зрения мелькнуло какое то животное, я не разглядел его толком, но в моём мозгу мелькнуло осознание – это опасность. Затем, движение стало прямо таки сверхскоростным, как у истребителя. И вновь закружилась голова. Я очнулся за столом, голова, прямо таки раскалывалась. Не сразу то и заметил, что в «хронометрии» я не один. Вся группа стояла вокруг меня, Алфея протягивала мне стакан с какой жидкостью. Я выпил, не почувствовав вкуса. Постепенно, я приходил в нормальное состояние. После моего рассказа, в зале повисла тишина, прерываемая лишь звуками улицы. −Всё верно, значит мы на верном пути. – Подвёл итог Гарик. С этого дня началась моя подготовка. Я стал учить мантры, которые надо было не только понимать, но и верить в них, в их смысл, к тому же, их надо было произносить в определённой тональности, делая ударения там где надо и голос должен звучать как у буддистских монахов. −Когда ты войдёшь в лабиринт, мантры должны звучать в твоём сознании, − напутствовал меня Гарик, − это твоя защитная оболочка. Мысленно мы будем с тобой, без нашей поддержки ты не выживешь. Можно было бы посмеяться над этой фразой – «мысленно мы с тобой», но было не до смеха. Шутки кончились, теперь я получал информацию в полном объёме, даже не успевал усваивать. В этот же день я прошёл первую виртуальную тренировку. – Часть информации уже в твоём сознании, объявил мне Гарик. – Стеклянный шар создал в твоей памяти воспоминания, по аналогии с компьютером, это временные файлы, а теперь надо закрепить эти знания. Он одел мне на голову какой то шлем, с маленькими антеннами, похожий на половинку неочищенного каштана. Пока шла регулировка, я понемногу «балдел», иначе, это состояние не назовёшь. Я как бы раздвоился. Я видел комнату и сидящего рядом Николая, Гарик что то там регулировал заглядывая в монитор, и в то же время, я уже находился в лабиринте. Постепенно, ноги и руки, преставали меня слушаться, я входил в виртуальный мир. Это было похоже на компьютерную игру, прямо таки как «матрица» и всё ещё слышал голос Гарика. −Я не могу полностью отключить твои рецепторы и нервные окончания, у тебя не будет навыка, − слышал я голос Гарика, − самое главное, не бойся. И тут, после его слов, на меня кинулась какая то тварь. Я даже толком и не разглядел, что это за создание, мелькнули только клыки, и я, чуть не вывалился из кресла. Гарик продолжал регулировку, и я полностью погрузился в «лабиринт». −Иди вперёд и ни чего не бойся, читай мантру. – Послышалось в моей голове. – В руках у тебя меч, как в «звёздных войнах», нажми на кнопку, рядом с этой кнопкой регулировка. Я сделал всё, как и было сказано. И вправду, появилось жало меча, из ручки, бледно розового цвета. Я шёл вперёд. Из объяснений Гарика я знал, использовать другое оружие, в лабиринте, не представлялось возможным. Пули бы, отскакивали от стен, да и толку то от них немного, лазер использовать было нельзя, на некоторых стенах было зеркальное напыление, а обычный меч и вовсе, был сравним с детской игрушкой, учитывая то, с кем мне предстояло встреspan style=»font-size: large; color: #808080;»титься здесь. И вправду, я чувствовал себя в лабиринте так, как будто уже бывал здесь. В мыслях, я повторял заученные мантры. И тут, я почувствовал, за поворотом таится угроза. Я взял «меч» на изготовку, но сделать ни чего не успел, тварь, похожая на тигра, но какой то жуткой раскраски, напала внезапно, я ни чего не успел предпринять. −Начнём заново,− послыша−Понимаешь Стас, и Вальдир правильно тебе разъяснил, по поводу компьютера. – Гарик вновь вступил в разговор. – Чем больше, человечество познаёт виртуальный мир, тем ближе оно приближается к осознанию других миров и других измерений. Вселенная велика и многогранна, и наши знания о ней, всё равно как песчинка в пустыне Сахаре. Но есть одно неизменное правило, не взирая ни на что, вселенский закон – свобода выбора.span style=»font-size: large; color: #808080;»лось у меня в голове, когда наступила темнота. Я вновь бродил по коридорам и гротам. Вновь напала эта тварь, но я уже был готов к этому и оттяпал полголовы зверю. Он и вправду, был похож на тигра, но отдалённо. Скорее, это была некая помесь тигра и медведя, с коричневыми полосами на грязно-сером теле. Убитое чудовище, как и в компьютерной игре, через несколько мгновений исчезло, будто бы впиталось в пол коридора. На меня нападали большие и маленькие, средние, уродливые и не очень. Со слов Гарика я знал, что на данный момент в лабирМожно было бы посмеяться над этой фразой – «мысленно мы с тобой», но было не до смеха. Шутки кончились, теперь я получал информацию в полном объёме, даже не успевал усваивать.инте ни кого нет, но стоит там появиться живому существу, как из неоткуда, лабиринт заполнится всякой нечистью. Я поначалу не понял, как это. Гарик, при поддержке Николая разъяснил, что, эти твари материализуются, как и в компьютерной программе. Так же, как материализуются и дематериализуются тибетские монахи, познавшие тайну бытия. Наконец то я снял шлем, только теперь обнаружив, что я весь взмок. −Прямо таки, как наяву. – Вымолвил я. Николай протянул мне прикуренную сигарету. Затянувшись, я расслабился. Перед глазами мелькали ещё образы, дикие и ужасные. −Сегодня, мы не включали тебе звук и запах. – Проговорил Гарик, укладывая шлем обратно в коробку. – На первый раз неплохо. Твои рецепторы, понемногу привыкают. Вот. – Протянул он мне предмет, похожий на ручку от ножа. – Разрабатывай кисти рук, локтевые и плечевые суставы. Вот уж во истину, ни когда бы не подумал, что с таким остервенением буду «резаться» в компьютерные игры. Пару раз я чиркнул розовым «мечом» по стене, отчего посыпались искры, тут же, возник голос, сказавший, что искры, только в этой программе, а наяву результат будет непредсказуем, может ударить и в «обратку». Не смотря на мою подготовку, от моих обязанностей меня ни кто не освобождал. Надо было возвращаться в Рим. Едва я включил мобильник, как тут же, он зазвонил. – Жанна. Гарик с Николаем, дали мне на сегодня передышку, в Рим я отправлюсь завтра вечером. Предстояло обойти родню, а ночевать, наверное, придётся у Жанны. Обошёл всех, кого успел, допоздна задержался у родителей. Отец, как я и ожидал, особого беспокойства не выказывал, мама, конечно же, переживала, как и любая мать. Особенно по поводу того, что со мной не было телефонной связи. К семье вырвался я уже за полночь. Жанна ждала меня, да и дети ещё не спали. Она, я так думаю, специально позвонила им. И весь следующий день я посветил семье. А вечером вернулся в Рим.
Эти переходы стали для меня обычным явлением. Ладина бросилась на шею. Да и вся родня была рада моему возвращению. Опять мы кутили в той же самой таверне, а на утро я занялся делами. Садаир, в разговоре со мной, явно нервничал, что мне не понравилось. А когда мы встретились с Аскалоном, мои подозрения превратились в уверенность. − Значит, эти господа уже успели залезть в кассу, что я оставил им на расходы, − думал я, глядя как Аскалон прячет взгляд. − Им стыдно, это добрый знак, а то, ещё не успели вступить в компанию, а уже… Кода я вошёл в покои Геры, и увидел обновки, золотой браслет на её запястье, сразу всё понял. Но виду не подал, вчера. А сегодня, не стал откладывать в долгий ящик, важный разговор. После того, как я озвучил свои подозрения, оба моих компаньона скисли. Я опять отправился к Гере. Та, тоже нервничала, браслета на запястье уже не было. −Да, девочка, недооценил я тебя. – Думал я, глядя как она хлопочет вокруг меня. – Да, тебя надо держать на коротком поводке, и сразу всё расставить по своим местам. На мой вопрос о ребёнке, беременность у неё, возможно и была. Она стала клясться, что он от меня. Хотя, кто знает, может то же самое она говорит и Садаиру с Аскалоном. −Смотри, девочка, если он не мой, от ножа в спину, на многолюдном Форуме, ещё ни кто не застрахован. – Сказал я ей, когда она подала мне чашу с вином. – Сама посуди, если меня не будет, нужен ли им будет этот ребёнок. В её глазах мелькнул страх. На меня опять посыпались уверения и клятвы. −Значит мой. – Думал я. – А как, всё таки, ты изменилась. В глазах появилась уверенность и даже высокомерие, да и движения стали другими. – Размышлял я, глядя на Геру. – А всё таки, хороша стерва, и лицо, и фигураspan style=»font-size: large; color: #808080;». Да и цену себе знает. – Признал я. – Да, вот из за таких, мужики и расшибают друг другу лбы. Я лежал на подушках слушая её рассказы. Гера хотела казаться раскрепощённой и весёлой, но я то видел, что это не так. −Гера, радость моя. – Я дождался, когда в её рассказе появился промежуток. – Если почувствую, что ты решила нас троих столкнуть лбами, как цыплёнку, голову откручу, в тот же миг. И вновь на меня полилась лесть и ложь. Самое интересное, что поначалу, она вообще, попыталась отречься от всего, мол я ни причём, я тебе верна. Но потом, хотела разыграть такую партию, что, её чуть ли не изнасиловали, Аскалон с Садаиром. Да мне то что, когда я тебя вытаскивал из борделя, не был же таким наивным, не думал, что ты будешь мне верна. Да жалко что ли, пусть и другие насладятся твоей красотой и упругим молодым телом, я не жадный. Хуже другое, с этими бабами, все логические схемы начинают рушиться. Где они появляются, всё идёт наперекосяк, вот и здесь. Едва я отлучился, как два «орла» уже попользовались кассой. Эти два обормота даже и не поняли, что попали на крючок, и теперь, как две глупые рыбёшки, болтаются на нём. Да, Гера теперь, будет крутить ими как захочет. Но самое главное, что бы дело не встало. Да им и не дадут своевольничать. Гарик уже провёл аудит, он знал это дело лучше меня, хотя именно я заключал договора, но именно Гарик был мозговым центром. Гера, попыталась было, воспользоваться женской тактикой всех времён и народов, обещая мне неземные ласки. Но я не поддался на провокацию и отправился к Назару. Дело в том. Что Аскалон, выкупил недостроенную виллу по сходной цене, и ещё участок земли. Недостроенная вилла предназначалась мне, туда, в скором времени, можно и перенести портал, а на новом участке построить два, а то и три дома. Садаир, от моего имени переговорил, с уважаемыми людьми из этрусской общины Рима, «дал на лапу», как положено, и дела пошли. Правда, Садаиру намекнули, что надо бы накинуть. Ну, за этим дело не встанет, главное, что бы работа не встала. Кстати, Гера подобрала двух девах, которые и обслуживали богатеньких клиентов. Я глянул на них, вроде бы ни чего, но кто знает. А вот хозяин, в чьём доме обосновалась Гера, ушёл в запой, но, самое главное, не лез на половину Геры, и это радовало. Назар подтвердил, что финансовая часть предприятия в норме. Да и стройка шла по графику. Два дня я наслаждался обществом Ладины. А перед своим отбытием, я вызвал тестя на откровенный разговор. Садаир, сначала напрягся, а потом расслабился, он то думал, что я поведу разговор о финансах. Да, совесть у тестя была не совсем чиста. Но я повёл разговор о другом. −Садаир. – Я выдержал паузу, наблюдая за папулей, как тот напрягся. – У меня к тебе серьёзный разговор. – Я вновь выдержал паузу. – Мне вновь надо отправиться за море, так что, моя семья остаётся на твоё попечение. Садаир выдохнул с облегчением. – Ну слава Богу. – Говорило всё его существо. −Дела, сам понимаешь. – Далее, я повёл разговор о важном мероприятии, от которого зависит очень многое. При этом, я делал важное лицо и ссылался на мудрого Асса. Тесть кивал головой, делая огорчённый вид. Но я то видел, он рад, что я отправляюсь подальше от него. −…если, я не вернусь, и кто либо, предъявит тебе этот перстень, − я сжал кулак с перстнем, перед носом папули, − значит, меня нет в живых, распоряжаться теми деньгами, что вложены в дело, от моего имени. Но ты не переживай, моя доля в этом предприятии немалая, так что, тебе и Ладине не о чем беспокоиться. Садаир попробовал сделать грустный вид, но это ему не удалось. – Как же так. – Проговорил он в растерянности. Я умышленно не сказал, какова моя доля. А Садаир уже мучился от неизвестности. Нового мужа он дочке найдёт, а вот покидать вечный город ему не хотелось. Тем более, в скором времени будет достроена вилла. −Об одном прошу, позаботься о Ладине. – Я вновь выждал паузу, думал, спросит ли он про мою долю, сколько принадлежит мне. Но нет, тесть выдержал испытание. – И ещё, объяснишь Ладине, что да как. Тесть закивал. Я не стал мучить его дальше, зачем, и сказал ему о своих вложениях. – Пятая часть моя, можешь ей распоряжаться, если тебе предъявят «змею». – Ведь на моём перстне была изображена, свёрнутая змея. Я вернулся на базу и для меня началась новая жизнь. На мониторе высветилась надпись, какими то символами, непонятными мне. −Этого языка ты не знаешь. – Сразу же предупредил Гарик. – Он зародился ещё тогда, когда об атлантах и слыхивали. −Ну так переведи. – Попросил я. −Ну да, конечно. – Засуетился мой инструктор. – «Не будите спящего дракона». Вот, и всё, о чём и пойдёт сегодня речь. −Изображения драконов известны нам с детства. – Продолжал Гарик. – Этот символ использовался древними для обозначения энергии. Необузданной энергии, стихии. Далее, в течении двух часов к ряду я выслушал лекцию о всевозможных символах и о том, что они означают. Дракон – это энергия, дракон, кусающий себя за хвост – это дремлющая энергия, то есть, по аналогии с нашей жизнью, что бы было понятнее мне, Гарик сравнил этот символ с построенным, но ещё не запущенным атомным реактором. И вновь, я входил в «игровое поле» лабиринта. Вальдир показывал мне как надо разрабатывать кисть, что бы я мог владеть своим оружием, так же как ложкой или вилкой. −Я ещё тебе не включал звук, обоняние и осязание. – Сказал мне Гарик. – Надо тебя достаточно подготовить. Я уговорил Гарика включить эти опции. Сначала он отказывался, говорил, мол я ещё не готов и надо включать их по очереди, но потом согласился. Сказать, что я обалдел, означало не сказать ни чего. Когда я услышал дикий вой, переходящий в ужасающий рык, по моей спине, вдоль позвоночника пробежал могильный холод. Когда я отключился от виртуального лабиринта, мои руки и ноги дрожали, я взмок, будто бы только что вышел из парной. −Я тебя предупреждал. – Гарик с Николаем стояли рядом. – Это ещё то, я включил тебе всё по минимуму.   Через силу, я улыбнулся. – Прорвёмся. – Я хотел, что бы мой голос выражал нескончаемый оптимизм, но получилось не очень. Со следующего дня за меня принялись всерьёз. Гарик объяснил мне, что я буду заниматься по заданной программе, но ночевать буду в семье. И дети, и Жанна были только рады этому, опять, у нас началось сближение, но я совершил одну глупость. Я вручил бывшей жене крупную сумму, на расходы, ведь мои работодатели не скупились, и тут началось. Она постоянно смотрела на меня жалостливым взором, будто бы я, в скорм будущем, должен был лечь на амбразуру, под пулемёт. Хорошо хоть помалкивала. Я старался быть беззаботным, но тренажёр лабиринта меня выматывал, выжимал как лимон. Со временем я привык. Уже все органы чувств были включены на полную катушку. Вся группа была в сборе. Вальдир обучал меня правилам рукопашного боя и владения оружием. Он, как я узнал, изучал оружие и тактику ведения боя, всех эпох и народов. Объяснял мне, как лучше увернуться в той или иной ситуации, как ударить. Мы с ним постоянно тренировались. Аристофан, Алфея и Гарик с Николаем, тоже давали мне советы. Я было подумал, что Алфея осталась в группе, бросив все дела, только для видимой поддержки, что бы скрасить наше мужское общество, но ошибся. Она давала дельные советы в психологическом плане. Кроме того, каждый день, через портал прибывали двое. Один, при первой встрече, назвался Сетом, другой Осирисом. Насколько я знал из истории, это были имена богов древнего Египта, один правил подземным миром, другой надземным. Поначалу, я решил, что они психологи. Оба говорили на планетарном языке, хотя вся группа, как и положено, говорила на том языке, на каком говорили в данной местности, то есть на русском. Но эти люди, которые приходили на два, три часа и плотно занимались со мной, даже не сделали и глотка чаю. Они вообще, мало общались с остальными, но меня, зато, выматывали не меньше чем тренажёр с чудовищами. Объясняли мне, как надо читать мантры, с какой интонацией, даже если они звучат только в моей голове. Как надо себя вести в той или иной ситуации. О чём думать, а о чём не стоит. Но самое неприятное было то, когда они смотрели мне в глаза, это они называли гипно-тренингом. Я смотрел кому то из них в глаза, читая, про себя, мантры. А в душе у меня все переворачивалось. Я даже толком и не мог объяснить, что со мной происходит. На пятый день я взбунтовался высказав всё, что накипело, прямо всей группе, ещё до прихода «египетских богов». Гарик молчал некоторое время. – Без них ты не выполнишь задание, да и вряд ли выживешь. – Наконец то выдавил он. Я видел, с каким почтением он относится к этим двоим. Остальные практически не контактировали с ними. Повисла гнетущая тишина. Все прятали глаза, да и сам Гарик, я это видел, был измучен не меньше меня. Я сдался и не стал усугублять ситуацию. Раз уж подписался, чего теперь выпрыгивать с набирающего ход поезда. Самое интересное, ещё через пару дней, мои отрицательные эмоции в адрес Сета и Осириса, куда то улетучились. Я даже стал испытывать к ним симпатию. И их глаза потеплели. Всё больше и больше, я узнавал о лабиринте. Я, практически, весь его прошёл, уничтожая разных тварей, малых и больших. Некоторые из них были похожи на больших гиен, другие походили на огромных крыс. Но все без исключения, издавали ужасающие звуки, от которых, поначалу, кровь стыла в жилах. – Эти звуки основаны на тех вибрациях, которые парализуют человеческую психику. – Пояснил мне Гарик. Теперь я уже знал. Лабиринт, очень сложная система. По сути, это некая схема, где сходятся несколько измерений. Мне придётся идти по тем тоннелям, которые использовались строителями для технических нужд. Вывоз породы, разметка и сканирование, и всё такое прочее. Гарик показал мне схему лабиринта, он утверждал, что это сооружение напрямую связано с ядром земли. Но если честно, то мне, если бы даже показали простую схему эклектической цепи, я бы не разобрался, а тут совсем тёмный лес. Чёрточка на чёрточке, какие то обозначения. Жирной чертой был отмечен мой путь, пунктирами − резервные пути. На том мы и сосредоточились. Я и сам чувствовал, как я сильно изменился. Что то во мне стало не так, и на мир я стал смотреть по другому. Наконец то, моя подготовка подошла к концу, вернее, только её первая часть. Я попрощался с Жанной, с детьми. Думал, обойдётся всё нормально без истерик. Но не тут то было. Хорошо хоть не устроила представление перед детьми. И всё же, я нашёл слова утешения и обнадёжил бывшую супругу. Страха не было, но было такое чувство, что стоишь на краю скалы, а кто то стоит сзади, и какие у него намерения непонятно. Ночевать я должен был в хронометрии. Гарик объявил мне, что завтра, с утра, мы всей группой отправляемся в горный монастырь, не пояснил в какой и в какое время. Неожиданно, прибыли Сет с Осирисом. Может Гарик и знал о их прибытии. Вся группа проводила ночь в доме Николая, в этой квартире оставались только мы с Гариком. Гарик, без каких бы то ни было объяснений провёл нас троих в хронометрию, а сам покинул её. −Мы прибыли, что бы показать тебе тех, кто в последний раз активизировал объект. – Торжественно начал Осирис. Вообще то, каждое их слово было похоже на тожественную проповедь, иного слова и не подберёшь. Поначалу меня это забавляло, но до того момента, когда Сет впервые провёл гипно-тренинг. −Мы расскажем тебе о них. Ты узнаешь о них ровно столько, сколько надо для дела. – Продолжил Сет. – И главное, ты избран потому, что одним из тех, кто прикасался к матрице в последний раз, был твой предок. Далее, я узнал о том, что объект был построен очень древней и высокоразвитой цивилизацией. Что построен он был во благо Земли, но те, кто должен был ввести его в эксплуатацию, допустили ошибку и получили обратный результат. Кстати, оба, и Сет и Осирис, называли лабиринт – объектом, и ни как иначе. Когда мне разрешили задавать вопросы, я задал. Спросил их, для какой цели был создан объект и кем. На этот вопрос я получил какой то расплывчатый ответ, а может просто не понял о чём речь. Оба оперировали терминами и понятиями, которых я не понимал. О строителях и вовсе сказали, так, что я даже не понял названия этого народа и кем они были. Понял только одно, строители были жителями земли. Далее, я задал ещё два вопроса. Кто в последний раз активировал лабиринт и какую они допустили ошибку. −Объект активировали жрецы Атлантиды. – Сказал Сет. – А ошибка их заключалась в том, что они приняли в свои ряды незрелые души, в обход галактического закона, именно среди этих незрелых душ и оказались предатели. – Добавил Осирис. На мои вопросы, оба, отвечали сразу без раздумий, будто бы заранее знали их. Я не стал злоупотреблять вниманием этих уважаемых людей и сказал, что больше вопросов нет. Далее. Мне указали закрыть глаза. Именно указали, как послушному сыну указывают на кровать и он идёт спать. Я закрыл глаза, продолжая сидеть на стуле. Что было дальше, не знаю, только по звукам мог догадываться. Что оба моих учителя, что то установили сзади меня, а затем встали по бокам. Ни каких звуков, кроме собственного дыхания я не слышал, а потом закружилась голова. Затем, я прямо таки ввалился в какой то мир. Я сидел на узенькой скамье, в какой то беседке. Слева от меня раскинулся прекрасный город. Я видел купола храмов. Не знаю почему, но я понял, что это именно храмы. Ровные, широкие улицы, застроенные белоснежными домами. Площади, парки. Я любовался видением, не вставая со скамьи. Зрелище было захватывающее, особенно на фоне заходящего солнца. И что самое интересное, я не удивлялся ни чему. А затем. Я и сам не понял, ни какого голоса в голове не «послышалось», но почему то, я понял, что мне надо встать и идти. Я встал и пошёл. Я сворачивал с одной тропинки на другую, как будто знал эти места с детства. Наконец то, я оказался возле какого то величественного храма. Обойдя его, я нырнул в густую растительность и предстал перед неприметной дверцей. Я шёл по каким то лестницам, света хватало, только я не мог понять, откуда же он льётся. Самое интересное было то, что вокруг не было не единой души. Наконец, я остановился у ровной белой стены. На ней были начертаны какие то символы, складывающиеся в таблицы и графики. Некоторое время я изучал настенные граффити неизвестных художников. Некоторые из символов мне были известны, например пятиконечные и шестиконечные звёзды. И вновь, будто бы по приказу,  я отправился в обратный путь, всё по тем же лестницам и переходам. Выйдя на свежий воздух, а он был свеж и прохладен как ранним утром. Видение давало такую реалистичную картину, хотя я и понимал, что нахожусь в этом месте отдельно от своего физического тела, но было ещё более странным, что я не удивлялся ни чему. Теперь, всё пространство возле храма было заполнено празднично одетыми людьми. Одеяния на них были примерно такими же как рисовали древних египтян в книгах по истории. Возле храма проходила торжественная процессия. Люди вокруг замерли в предвкушении чего то необычного. Но для меня в этот момент, необычным было другое, у некоторых людей, движущихся в самой процессии, на лица были накинуты чёрные платки. А затем был обратный путь до самой беседки. Я очнулся на всё том же стуле. Мою голову кто то держал. −Вернулся? – Сбоку от меня стоял Осирис, именно он держал мою голову, что бы я не упал со стула. Из объяснений своих учителей я узнал, что побывал ни где ни будь, а в самой легендарной Атлантиде. −Но почему, почему у этих людей лица закрыты чёрными платками? – Задал я главный, больше всего волновавший меня вопрос. −Это и есть те самые неокрепшие души, о которых мы говорили тебе перед путешествием. – Ответил мне Сет. – Именно они и активировали тот механизм, те, кто находился в этой самой процессии, который тебе предстоит отключить. −А кто же был моим предком? – Задал я другой вопрос. На этот раз, ответ последовал не сразу и к тому же отрицательный. – Это не важно. Ну не важно, значит неважно. Разговор с Осирисом и Сетом был недолгим, но содержательным. Ещё, они сказали мне, что это моё виртуальное путешествие было обусловлено тем, что бы подключить мою генетическую память, но не разъяснили как и для чего. После того как учителя ушли, я задумался, да так, что даже и не заметил как в хронометрии появился Гарик. Некоторое время я тупо смотрел на него. В моей голове было столько противоречивой информации, что она шла кругом. Гарик молчал. Не знаю почему, но в этот момент меня занимала одна мысль, ко всем странностям «хранителей» я стал привыкать, почему именно я. Почему моя внутренняя программа, если можно так выразиться, была столь чиста, что мне доверили это дело. Служа в ментуре, мне приходилось делать людям плохо, не от того, что мне этого хотелось, а по долгу службы. И вот оказывается, что я не так уж и плох, моя программа почище чем у других. Гарик ни чего не стал объяснять, сославшись на то, что все разъяснения будут потом. Хотя, кое в чём просветил. Меня удивило то, что мне запретили составлять отчёт о том, чем я занимался в горном монастыре, куда я попал после своего бестелесного путешествия в легендарную и давно погибшую цивилизацию. Но со временем я осознал, почему мне запретили составлять отчёт об этом. Я, ещё год назад, относился со скепсисом ни только к «хранителям времени», но и ко всему мистическому, в том числе и к рассказам какие чудеса творятся в тибетских монастырях и не только в них. Побывав в монастыре, я стал искренне верить в то, что умершего человека можно оживить. Но занимался я в нем, конечно же, не оживлением людей, а духовными практиками, которые и должны были помочь в моём деле. Всё таки, кое что, под строгой цензурой Гарика, попало в мой отчёт. −…ты не должен махать мечом, ты должен стать повелителем всей тварей, которые есть в лабиринте… − Монах, азиатской внешности, наставлял меня на путь истинный. …Наша группа поднималась по горной тропинке. Даже будучи профаном в биологии и зоологии я понимал, что мы находимся, где то в тропиках. На нас были зелёные комбинезоны и лёгкие, удобные ботинки. Из какого материала были изготовлены комбинезоны я не знал, но они мне ужасно нравились. На прогалинах, где не надо было продираться сквозь заросли и где светило солнце, в них не было жарко, и в тоже время, материал не пропускал воду, будто бы брезент. Наша группа в полном сборе карабкалась по горам. Ну, это было громко сказано – карабкалась. Даже я, не имевший ни каких навыков альпиниста, преодолевал все препятствия, не особенно то и напрягаясь. −Гарик, где мы,−  наконец то спросил я. Гарик остановился и обернулся ко мне. – Далеко от тех мест, где ты бывал ранее. – Ответил он. – Скоро сюда придут конкистадоры. Всё встало на свои места, значит мы в «новом свете». За время обучения мы близко сошлись с Вальдиром. Пока он обучал меня владению мечом и вообще, как себя вести и двигаться в критической ситуации. Я узнал много таких нюансов, о которых просто и не догадывался раньше. К примеру, на мой вопрос о боевых искусствах и в первую очередь о восточных единоборствах, он рассмеялся на мои дилетантские представления о сражениях древности. Я высказался в том смысле, что, монахи из современных боевиков, пользовались бы большим спросом в армии Александра. −И как ты себе это представляешь. – Он смотрел на меня смеющимися глазами, как тогда, в машине, когда я разыскивал Макса. – Две армии сблизились и потом запрыгали как сверчки. −Ну… − Протянул я. −В бою, где бойцы стоят плечом к плечу, гораздо страшнее самый простой приём, который, практически каждый знает с детства. Я удивлённо взглянул на него. −Да, да, Статиус. Помнишь, в детстве, все играли в пятнашки. Ну может где то, эта игра называется по другому, но суть её в том, что бы наступить сопернику на носок. Я кивнул. −Ну так вот, в бою этот приём очень эффективен. Ты обездвиживаешь противника. Если перед тобой опытный боец, то у него есть опыт, как выходить из подобной ситуации. А вот новичок начинает нервничать. Либо кидается вперёд, на тебя, либо, что ещё страшнее, шарахается назад, ломая строй. −А вообще, как ни дико и кощунственно это звучит, для современного человека, а в сражениях древности, пока армии сближаются, в первых рядах идут новобранцы, своими телами они спасают жизни ветеранов, от стрел и дроти ков. Для новобранца, выжить в первом бою, это самое главное. Вальдир не говорил, но я понял, судя по его разговорам, что ему, всё-таки, приходилось участвовать в реальном сражении. Ну не мог он знать многих тонкостей только из теории. Наконец то, наша группа достигла небольшой площадки, совершенно чистой от растительности или какого либо мусора. −Ну вот, мы на месте. – Гарик внимательно посмотрел мне в глаза. – Дальше ты пойдёшь один. Я знал, что рано или поздно этот момент настанет. Попрощался со своими, я как то буднично и отправился дальше, не оглядываясь. Я не видел, но чувствовал, взгляды, устремлённые на меня. −…Ты не должен их бояться, и не должен пугать их, ты должен стать их повелителем. Монах, представившийся как Конки, азиатской наружности, чаще других был моим наставником. Ещё перед тем как отправиться в монастырь, Гарик предупредил меня, что я сильно изменюсь, и уже не буду таким как прежде. И его слова сбылись. Какое то время я не мог понять, как управлять своей волей. Монахи, среди которых были люди и европейского типа, и такие же лысые как и остальные, твердили мне, что для успеха, я должен освоить эту методику. − …Представь, себе, ты плывёшь по озеру, вода тёплая и прозрачная, вокруг тебя различные зверушки и рыбы, относящиеся к тебе дружелюбно. Но вот, ты вплываешь в холодное течение, вода становится мутной, а внизу на тебя смотрят глаза полные ненависти, огромная, раскрывшаяся пасть приближается… Раз за разом я тренировал волю, в своих представлениях, переходя от неги и блаженства к содроганию, так, что мурашки ползли по коже, до тех пор, пока не представил себе доисторического монстра, с змееподобным телом, на которого я взбирался и катался по воображаемому озеру. И во снах мне являлся этот монстр, от чего я просыпался в холодном поту. −…Как только ты во сне приручишь монстра, это будет считаться успехом, − заявил мне жрец. Я заучивал мантры и продолжал свою «битву» с монстром, пока не приручил его. Подниматься было не тяжело, имелось некое подобие тропы, сильно заросшей, а порой казалось, что в некоторых местах имеется некое подобие ступеней. Кроме того, мы, всей группой, медитировали, и после того, как я должен был отправиться к лабиринту, все мои товарищи должны были медитировать, помогая мне. Для европейской цивилизации, медитация это что то непонятное, гораздо понятнее это коллективная молитва, к примеру, в церкви или мечети. А медитация, по своей сути, это что то всеобъемлющее, в которое входит и молитва. Коллективная медитация может дать серьёзную поддержку одному от многих. То, чего я и ожидал от своих коллег. Примерно через полчаса после того как я расстался с группой предо мной открылся вход в лабиринт. Несведущий человек решил бы, что это просто пещера. Тут всё было выполнено так, как будто бы это всё природного происхождения, ни какого намёка на человеческую деятельность. Войдя в пещеру, я осмотрелся. Она была невелика, практически круглая, в диаметре метров шесть. Кое где виднелись следы копоти от костра, они то и нужны были мне. Под одним из пятен копоти на стене я нашёл то, что мне и было нужно. Немного выступающий камень или даже, скорее неровность. Надавливая со всех сторон, я открыл хитроумное приспособление. Опять же, несведущий человек ни за что бы не смог бы сделать этого. Помниться, Гарик со смехом рассказывал мне, что таких приспособлений валом, во многих пещерах по всему миру, где когда то жили древние люди, хранятся именно такие же вот входы в подземные лабиринты, только люди об этом не знают. Даже опытные археологи не догадываются об этом. В небольшой нише под отошедшим в сторону камнем и хранилась пресловутая кнопка. Она была из такого же камня, но уже было заметно, что здесь приложили свои руки разумные существа. После того как я нажал на неё несколько раз, в стене образовалась щель, в которую я и протиснулся. Я всё делал так, будто бы бывал здесь ни раз. Оперившись в стены я расширил проём и двинулся во внутрь, в чрево древнего лабиринта. До меня долго доходили объяснения Гарика. Он начинал издалека, объясняя мне основы астрологии и электромагнитного излучения. Я вообще, был слишком далёк от всего этого, но постепенно вникал в то, что он мне говорил. −…Вселенная – это огромный живой организм, в котором всё взаимосвязано… В тот раз мы были с ним вдвоём, в уютной кафешке, о которой, к своему удивлению, я не знал, хотя бывал в этом районе города довольно таки часто. Гарик говорил мне о таких, казалось бы несовместимых вещах. Из его пояснений выходило, что лабиринт, в который мне предстояло войти, пирамиды на нашей планете и на Марсе, обнаруженные сравнительно недавно, а так же взаимодействия планет и звёзд, это, звенья одной цепи. −Казалось бы, вещи совершенно не совместимые, как то, памятники древности и достижения современной науки. – Я внимательно смотрел на собеседника, ещё не совсем понимая к чему он клонит, на тот момент, до монастыря. – Да, да, Стас. К примеру, ни кто не отрицает, что Германия при национал-социалистах, менее чем за полтора десятилетия продвинулась так далеко в своих технических достижениях, какие союзникам и не снились. И всё это, по большей степени, благодаря полумистической организации «аннанербе», или же – «наследие предков», в переводе. А черпали свои знания они, как раз таки из источников, оставшихся от тех цивилизаций, что когда то существовали на нашей планете. Из дальнейших пояснений я понял, что пирамиды это что то вроде приёмников и передатчиков во вселенной, которые подстраиваются к излучениям планет, и выполняют свою миссию во взаимодействии небесных тел между собой. Лабиринт же, это что то наподобие мощного компьютера, в который загружается определённая программа. Кстати, в тот раз я узнал, как классифицируются планеты, звёзды, астероиды и прочие небесные тела. Планетой или же звездой можно называть лишь то небесное тело, которое имеет сформировавшееся ядро – кристалл, а все остальные тела, не имеющие оного, какого бы они не были размера, являются астероидами, кометами и прочее, прочее… Едва я сделал с десяток шагов в плохо освещённом коридоре, как раздался душераздирающий вой. Что то подобное я уже слышал во время моей подготовки. В монастыре, монахи учили меня не владению оружием, а овладению волей. По большей части, все уроки преподавали мне на основе сравнений, так легче усваивать материал. Я, то приручал монстров, в своём воображении, то представлял себя в своей стихии, входил, мысленно, в свой кабинет где передо мной сидел «прожжённый» урка, которого мне и предстояло «сломать». Об одном я пожалел тогда, в монастыре, пораньше бы мне эти навыки, тогда бы у моего отдела была феноменальная раскрываемость. Я достал своё оружие, но включать его не стал, двинувшись дальше… Тварь пятилась, я её не видел, но чувствовал. В боковом ответвлении тоннеля таилась угроза, но теперь то я точно знал, что я – повелитель, я хозяин положения, все сомнения и неуверенность в себе, отброшены.  Я шёл по тоннелю как повелитель, и все твари находившиеся здесь, знали об этом. Одного я не мог понять, как же, всё-таки, освещался тоннель. Ни каких осветительных приборов не наблюдалось, но мягкий и ровный белый свет освещал основные «ветви» тоннеля. Кстати, освещение включалось только в том случае, когда ты правильно входил в тоннель, если бы, к примеру, я проник в него пробив, где-либо вход, то ползал бы здесь в темноте. От Гарика я знал, что тоннель использовался для строительства сооружения. Правильнее было бы сказать, сам лабиринт был вторичен, главными были тончайшие трубки, идущие, где то рядом с пробитыми в скальном грунте проходами. Опасность пришла с той стороны, откуда и не ожидал. Маленькая тварь, похожая на большую крысу, кинулась на меня, когда я уже был уверен, что мне уже не чего опасаться. Я отбросил её ногой, как делал это в компьютерной программе, во время тренировок, и тут же срубил ей башку своим лазерным мечом. −Так, расслабился. − Впредь надо быть аккуратнее. Но больше нападений не было, все твари попрятались, а я, благодаря карте в «моей голове», благополучно добрался до нужного места. Сделав, разве что, пару лишних кругов, сбившись с пути. У узенькой лестницы, возле круглого входа ни кого не было. Дракон кусающий себя за хвост красовался над входом, я был у цели. Меня должен был встречать белый карлик, но его не было. Я не забывал читать мантры, но весь мой путь сюда оказался бесполезным. Я нырнул в боковое ответвление тоннеля, что бы зайти с другой стороны. Может я сбился и прочитал нужные мантры не в том месте, думал я. Но тут я, носом к носу столкнулся с тварью, той, что была похожа на гиену. Мы шарахнулись друг от друга. Во мне появился страх, после неудачи, что меня ни кто не встречал. А твари почувствовали мой страх, во всех концах тоннеля послышался вой и хохот. Невероятным усилием воли я заставил себя успокоиться, и кажется, это удалось, иначе, все хищные твари кинутся на меня скопом, почувствовав мой страх. Монахи предупреждали меня об этом. Опять, я бросил взгляд на круглый вход. Входить туда без проводника не было ни какого смысла. Но на этот раз мне почудилось какое то движение. Я бросился к лесенке. Поднявшись по ней я заметил шлейф белой материи скрывшейся за поворотом, внутри круглого входа. Этот вход, вообще, был каким то странным, по крайней мере я ни когда не видел таких строений. Сразу за отверстием входа была развилка, ещё три круглых входа, прямо таки как в сказке, на лево пойдёшь… на право пойдёшь… , а все стены и даже потолок были усыпаны различными символами. На мгновенье. Это длилось всего лишь одно мгновенье, но информации через меня прошло немерено. Я почувствовал необычайный прилив сил, в сознании стали возникать какие то образы. Большую часть которых я не понял, но были и яркие, как то, прекрасная долина в лучах утреннего Солнца или же прямо таки поток символов, как в компьютерной заставке, с единицами и нулями. Я нырнул в тот проход, где почудилось движение, и, был вознаграждён. В нескольких шагах от меня стоял карлик, в длинном, до пят, белом одеянии. Помню, таких я видел на картинках, в детстве, только вот колпака на голове не было. Карлик, ни то улыбался, ни то скалился в ехидной усмешке, а затем исчез за следующим поворотом. Я даже не понял как он это сделал, но тут же кинулся за ним. Я гнался за проводником, но успевал увидеть только шлейф его одеяния, за очередным поворотом тоннеля. Сколько бы я так гнался за ним, не известно, но вот. Перед глазами поплыли радужные круги, стало трудно дышать. Тогда то я понял, что нахожусь у цели. Когда меня инструктировали в монастыре, предупредили, как только твоё самочувствие ухудшиться, значит, ты у цели.
Передо мной предстал Мастер, карлик исчез бесследно. Если карлик ещё как то был похож на человека, то Мастер был эфирным, от него исходило бело-золотистое свечение, но мне было не до этого. Самочувствие моё ещё больше ухудшилось, я еле дышал, воздух вообще не шёл в лёгкие. Мастер улыбался мне, но от этого мне легче не стало. Монахи объяснили мне, что моё плохое самочувствие при встрече с Мастером определяется тем, что он посланец другого мира. Он имеет более тонкую сущность и более высокие вибрации, чем у меня. Мастер сделал приглашающий жест, и я поплёлся к указанному им проходу. Я цеплялся за стены, боясь упасть.…Ни в коем случае не останавливайся. – Инструктировал меня Конки, ещё в монастыре. На сколько я знал, Мастер жил очень давно, именно он и спроектировал и построил это сооружение, запрятанное в гору. Я еле поднялся по ступеням и вошёл в круглый зал, перед входом красовалось изображение всё того же дракона, кусающего себя за хвост. Здесь мне стало ещё ху/spanже, в глазах потемнело, на какое то мгновенье, но я справился с собой. Каких размеров был зал я так и не понял, учитывая моё состояние. Но я упорно двигался к его центру, где находился круг, в который и надо было вставить круглую табличку, принесённую с собой, но перед этим изъяв оттуда другую. Я всё сделал как мне и говорили, моя табличка заняла своё место, другая, которую я изъял из круга, должна была остаться у Мастера. Обе таблички были испещрены неизвестными мне символами, но центральное место занимал анх – египетский крест, который являлся синонимом слова − открывать. Дальнейшее слилось для меня в какой то полубессознательный сон, с тёмными провалами. Помню, что я заходил в комнату Мастера, там лежала его мумия. Обёрнутая золотой фольгой. Уже ближе к выходу мне полегчало, я стал адекватно воспринимать реальность. Ни каких тварей в лабиринте уже не было, и я выбрался наружу. Глотнув свежего воздуха, я плюхнулся на колени перед лужей, у самого входа. −Наверное, пока я был в подземелье, прошёл ливень и у входа в лабиринт скопилась дождевая вода. Ни чего вкуснее в своей жизни я не пробовал, вода приятной прохладой вливалась в меня. Я оторвался от воды, жадно вдыхая воздух. Пока вода капала с моего лица я не мог разглядеть своё отображение в воде, но как только последняя капля упала и поверхность лужи, и та приняла зеркальную невозмутимость, я разглядел себя, и, не узнал. На меня, с водной поверхности, смотрел какой то старик. Монахи меня предупреждали, что в лабиринте время течёт по иному, и возможно я немного состарюсь. Какое там, немного, я превратился в глубокого старика. Я, с удивлением и ужасом разглядывал свои морщинистые руки, и своё отображение в воде. Не знаю как бы дальше развивались события, если бы я не натолкнулся на Алфею. Хотя, те же монахи, утверждали, что ни чего случайного в нашей жизни не происходит. С горы шло много тропинок, а мы, вся наша группа существовала в режиме реального времени. Не знаю почему, но на тот момент нам нельзя было совершать временные переходы. Вальдир с Аристофаном подхватили меня под руки и повели вниз как беспомощного старика. А затем был трёхмесячный период реабилитации. Только там, в монастыре, я узнал, что вся группа, во главе с Гариком, дожидалась меня на горе, больше недели. А мне казалось, что я пробыл в лабиринте не более часа. Я был слегка удивлён, когда в монастырь прибыли Сет с Осирисом. Ведь, по крайней мере, мои мысли двигались в том направлении, что, раз уж задание выполнено, так они больше и не появятся, но ошибся. Именно от них я узнал кое что о генетической памяти, когда они отправляли меня «виртуальным туристом» в Атлантиду. Мы встретились как старые знакомые, мои учителя даже позволили себе улыбнуться, объясняя мне основы мирозданья. До этого, на их лицах не было и намёка на улыбку, как у всех строгих учителей. Из их слов выходило, что генетическая память, спираль ДНК, над расшифровкой которой бьются учёные, это нечто похожее на библиотеку. От самого первого человека и до конкретно взятого индивидуума, это сплошные зашифрованные тома в информационном поле Вселенной, а в спирали ДНК, торчат всего лишь корешки с названиями этих томов, «стоящих» на полках огромной библиотеки Мирозданья. Расшифровав названия на этих корешках, учёные только подойдут к этой самой библиотеке. К тому же, им нужен буде ключ к шифру, и, по утверждению моих учителей, данный ключ, да не один, записаны в религиозных трактатах. А те видения, что были у меня в лабиринте, как раз таки и были заслугой Сета и Осириса, они сумели таки подключить меня к этой самой библиотеке, но я видел всё это, как бы не осознанно, только то, что надо для дела. Видения прекрасной долины и символы перед глазами, это было когда то в сознании одного из моих предков, жреца из легендарной Атлантиды, который и участвовал в активации лабиринта, много тысячелетий назад. В родной город я попал уже в разгар весны, когда набухшие почки стали распускаться. Моё положение среди «хранителей» стало не просто прочным, это было мало сказано, я значительно продвинулся в иерархии. Перед отправкой в монастырь, мне пришлось бросить курить. Надо сказать, ни какие достижения науки не могут помочь избавиться от этой вредной привычки, даже, находясь на реабилитации, после лабиринта, я продолжал курить во сне. Я сидел на лавочке и ел мороженное. Я любил это время года. Прямо как в детстве, конец учебного года, скоро каникулы, природа расцветает. В двух кварталах от этого места находилась моя родная школа, где я проучился с первого по десятый. −…Стас!? – Передо мной остановилась эффектная шатенка. – А я иду, смотрю, ты или не ты. В остановившейся передо мной даме, одетой с иголочки, я сразу узнал Светлану из параллельного класса. В школе у нас была взаимная симпатия, но дальше этого дело не пошло. Я встал. А ты изменился с нашей последней встречи. Тут про тебя ходят прямо таки легенды. Говорят, что ты связался чуть ли не с самим дьяволом. Ты и вправду изменился. Со Светланой мы и вправду виделись пару лет назад. Встреча оказалась вот такой же спонтанной, как и эта, на улице. −Интересно, кто же это распускает слухи обо мне? – Я пристально посмотрел ей в глаза. −Ну мало ли, − смутилась Светлана. −А ты и вправду изменился. – Теперь она пристально глянула мне в глаза. – Стал каким то странным. −Странным? В лучшую или в худшую сторону? – Осведомился я. −Ну… − Как то неопределённо протянула она. – Взгляд у тебя стал каким то… проникающим. Что ли. −А когда был ментом, взгляд был лучше. – Улыбнулся я. −Ну… − Вновь протянула Светлана. Мой вид поставил её в тупик. Я кое что знал о ней, хотя мы встречались редко. Я знал, что она вполне обеспечена и не замужем. −Зато ты, выглядишь всегда на все сто. – Мои слова пришлись ей по душе, да и какой женщине, даже самая откровенная лесть придётся не по душе. Так, за неторопливым, ни к чему необязывающим разговором мы вышли к своей школе. Светлана успела намекнуть мне, что её сердце свободно, как и моё. Я обещал подумать, как только закончу свои дела, ни чего конкретно не обещая. На том и расстались. Светлана чмокнула меня в щёку, со словами, − а то тут говорят, будто бы ты подался в тайгу на разбой. Я шёл к Жанне, обдумывая разговор со Светланой. Интересно, кто же распускает такие слухи, неужели бывшая жена. Как то не похоже на неё. Встретили меня с эмоциями через край. Я не стал развивать эту тему, хотя с моими способностями, выведать всё не составляло труда. И вообще, я решил не о чём не расспрашивать Жанну, ей и так не сладко, но она сама рассказала мне о Максе. У того по работе были большие неприятности и на следующий день я заскочил к нему, в обед. Было воскресенье, а Макс встретил меня не в лучшей своей форме, к тому же и не бритый. Поначалу он как то пытался скрыть от меня очевидное и даже бардак в своём жилище, хоть как то оправдать. Да я и сам, живя один, не блистал аккуратностью, но, по крайней мере, регулярно отправлял на помойку пустые бутылки. −Да Стас. – Наконец то раскололся Макс. – Как ты ушёл, у меня всё покатилось под гору. Я выпил с Максом пару рюмок и пообещал ему помочь, но с одним условием, что бы тот не прикасался к спиртному, по крайней мере, до моего прихода. Я шёл к Гарику, хотя мы должны были встретиться только вечером. Мои опасения на счёт того, что я не застану Гарика на месте, не подтвердились. Я уже был не новичком и не рядовым членом организации, как ни как, выполнил не рядовое задание. Гарик выслушал меня внимательно, не перебивая. −…Пропадает парень, Гарик, надо помочь ему, он мне не чужой. – Закончил я свой монолог. Я ожидал всего, что угодно, в первую очередь отказа, как и в прошлый раз, но ошибся. −Хорошо Статиус, мы подумаем над этим вопросом. Вечером, как и было условлено, приходи с женой в ресторан, и Макса прихвати. Переговорив с Максом по телефону я отправился к Натанычу. Старик был рад, не то слово. За чашкой чая, бросая в мою сторону взгляды, старик выдал. – Да, Стасик, потрепала тебя жизнь, по глазам вижу, но, думаю, всё у тебя наладилось. −Да уж, Натаныч, у вас взгляд как рентген. – Отшутился я. −У тебя у самого, Стас, взгляд стал как рентген. – Вздохнул старик. – Надеюсь, что ты избрал верный путь. Поболтав с Натанычем, который, как всегда, был в курсе всех дел, я кое что узнал и о себе, и о слухах, распускаемых обо мне. О каждом, тем более, таких как я, который работал в правоохранительных органах, ходит много слухов и легенд. За время работы в ментуре «обрастаешь» не только полезными знакомствами, но и недругами. Вечером, я привёл Жанну и Макса в ресторан. Жанна, увидев Алфею, подобралась как кошка перед броском. Я хорошо знал свою бывшую жену, и даже предполагал о чём она думала в тот момент, но увидев, что у Алфеи «амуры» с Вальдиром, Жанна успокоилась. Зато Макс чувствовал себя не в своей тарелке. Мои объяснения о финансовой структуре, занимающееся переправкой наличности по всему миру, его не вполне удовлетворила. Вот уж по истине как в поговорке – «человек предполагает, а Бог располагает». Все мужчины, оставив Алфею с Жанной за столом, вышли перекурить и пообщаться, без женских ушей. Я то не курил, вышел со всеми за компанию. Моё внимание сразу же привлёк внедорожник, припаркованный неподалёку от парковки, который, к тому же, моргнул фарами. Не знаю, мне ли, но решил пройтись рядом с ним, так, невзначай. Макс увязался за мной, но я отшил его. Проходя мимо автомобиля, стекло с пассажирской стороны поползло вниз. – Стас. – Окликнул меня негромко знакомый голос. Да, да, за рулём сидел подполковник Хохлов, собственной персоной. −Поздоровались мы как старые друзья. −Не буду юлить Стас, хотел встретиться с тобой. Тут, как раз, прошла информация, что ты зависаешь в этом уютном гнёздышке. Мы столкнулись взглядами. −Нет Стас, я на тебя зла не держу, хоть и подставил ты меня, да и себя, тоже. После стандартного вопроса о здоровье и о делах вообще, Хохлов перешёл к делу. – Стас, я хотел поговорить с тобой о Максиме. Пропадает парень, как ты ушёл так он покатился под гору. Дела у него плохи. Думал, поначалу, бабло заколачивает, но нет, не то… Да, мои предположения оказались верны. Даже полная амнезия не изменила Макса, не выбила из его башки любовь к фантастике и приключениям. Пообещав Хохлову, что поговорю с другом, я засобирался. −Да, иди Стас, а то вон все ваши уже зашли, а Макс смотрит в нашу сторону. А я подъехал, думаю, как бы мне сделать так, что бы не засветиться перед Максом, а тут вы все выходите, да ещё ты в мою сторону смотришь…. Поговори с ним, пусть лучше сам уйдёт без последствий. Ты?… – Макс ждал объяснений. Не знаю, но у Макса вновь загорелись глаза. Он ещё продолжал бредить «хранителями». Вечер прошёл великолепно. И Жанна, и даже озабоченный Макс, влились в компанию. −Я и в самом деле думала, что ты связался с бандитами. – Уже у подъезда сказала Жанна. – Очень даже милые люди. −И успела уже приревновать к Алфее, хотя мы разведены. – Подколол я Жанну. −Сейчас разберёмся. – Пообещала она, а взгляд её не оставлял сомнений, как нам придётся «разбираться». Рано утром я был у Макса. Вечером, я отпросил его у Хохлова, что бы Макс побыл немного в моём распоряжении, тем более, Гарик дал добро. Мне предстояла первичная подготовка «клиента», нельзя было только раскрывать, кого я всё таки представляю. Макс встретил меня в трусах и в майке. − Ты чё в такую рань? – Осведомился он, продирая глаза. −Пришёл подлечить тебя. – Достал я из пакета пару бутылок пива. −Блин, это конечно кстати, да на службу надо, Хохлов и так зол на меня как… – Почёсывал Макс свою дурную башку. Я сказал, что отпросил его у Хохлова, до обеда, позвонив ему. – Как это? – Застыл на месте Макс. – Ну ты даёшь. Он тут же схватил бутылку пива и по быстрому осушил её. – А зачем, кстати, ик. – Макс смотрел на меня с удивлением. Я стал потихоньку вводить его в курс дела. Сколько раз, мне, вот так же, приходилось вербовать, но сейчас передо мной сидел мой друг. Я и сам ещё сомневался. Поначалу всё кажется романтично и завлекательно. Так было и в ментуре, первое дело, первое задержание, а потом всё входит в обыденную колею. Этот лабиринт высосал из меня столько энергии и жизненных сил, монахи сказали, что процесс восстановления займёт некоторое время. Романтика во мне ещё осталась, в укромном месте лежал мой собственный временно-пространственный модулятор. −Это серьёзные люди, Макс, и если ты согласишься, то обратного пути уже не будет. Обещаю, что скучать не придётся, о финансовой стороне дела тебе тоже не придётся беспокоиться. Но, может быть, тебе придется, кого то убить, это серьёзная контора. Подумай. Озадачил я Макса. Он застыл в задумчивости, со второй открытой бутылкой пива в руке. Я встал. – Если даёшь согласие, то звони вечером, будет продолжение разговора. Макс вскочил. – Подожди Стас. – В глазах испуг и растерянность, нагнал я на него страху неизвестностью. Макс позвонил после обеда. – Стас, я согласен. Не могу я тут без тебя, всё опостылело. «Передав» Макса Николаю, я отправился в прошлое, в Рим. А в Риме, в моём деле обозначился приличный провал. Гера подмяла под себя и тестя и Аскалона. Оба мямлили что то невразумительное. Да, недооценил я её. После встречи с женой, которая вскоре должна была рожать, я отправился прогуляться по городу, заодно и решить некоторые дела. В компаньоны взял Садаира и Аскалона. Как только эти два обалдуя поняли, куда я держу путь, оба забеспокоились. Гера встретила меня ласково, но холодно. Это читалось по её взгляду. Пьянчужка куда то исчез, вместе со своей матерью. Я не стал уточнять. Всё, и взгляд и движение плеча Геры, всё говорило о том, что она во мне больше не нуждается. Да и ребёнка нет, это факт. Моё самолюбие было задето, меня попросту кинули. Гарик говорил мне, что у Геры появился влиятельный покровитель, оттеснивший на второй план и тестя и Аскалона, но вживую всё выглядело куда неприятнее. По дороге домой, я расколол обоих, они выложили мне всё на блюдечке. Котята, кому хотели мозги пудрить, прожжённому волчаре-менту, не таких раскалывал. Садаир и сам побаивался Тита, влиятельного сабинянина, который был вхож в царские покои, чего уж говорить об Аскалоне. Гарик говорил мне о Тите, но я как то не принял его слова всерьёз, а сейчас, подходя к своей вилле и глядя в испуганные глаза тестя, думал, как решить эту проблему. Я чувствовал, что моих сил уже недостаточно. Едва мы переступили порог как нас обступила возбуждённая толпа. Не знаю, Николай говорил, что и «хранители» формируют мой имидж, да и сама родня поднимала мой престиж, но что же произошло за пару часов нашего отсутствия. Сам Садаир смотрел на меня с придыханием, Ладина, та и вовсе, гордилась мной несказанно, готова была выполнить любое моё желание. Улеглись уже за полночь, когда все пришедшие в наш дом поздравили меня с успешным прибытием и удачно выполненными делами во благо своего рода. Садаир опять расцвёл, ведь какая удача, заполучил такого зятя да ещё в свой род. Ладина жалась ко мне как котёнок, я обнял её. Многое я не понимал. Меня, конечно же, вводили в курс дела, те, кто занимался моими делами во время моего отсутствия, но всего я осознать не мог. Чего не мог понять, я делал загадочный вид и улыбался, а собеседники уже делали свои выводы. Да, в общем то, я был счастлив, рядом со мной была красивая и любящая женщина, у которой скоро родится мой ребёнок, только вот сердце немного ныло от вины перед Жанной. С другойp стороны, если бы не «хранители времени», как бы всё обернулось для меня и моей семьи. Когда Ладина уснула, а я поцеловав её в бархатистую щёчку, отправился к дежурному, коим, на сегодня являлся Николай. Пристроив модулятор в двери спальни я вынырнул в двадцать первом столетии. −Ты чего это? – Удивился Николай, оторвавшись от голубого экрана. – Ты ведь ещё не восстановился полностью, а шастаешь туда сюда. Я обрисовал ему сложившуюся ситуацию. −Самолюбие взыграло, − улыбнулся он, − да не переживай, мы занимаемся этим делом. Не могли же мы бросить тебя на произвол судьбы. −И самолюбие в том числе. – Я достал бутылку пива из холодильника, от сладкого вина першило в горле, а в Риме, в ту эпоху, оно считалось символом достатка. −Садись, футбол посмотрим, раз уж вернулся, а на счёт этого не переживай, как только твоего друга подготовят, через недельку, обстряпаем это дельце. −Макса уже готовят? – Удивился я. – А мне ни кто не говорил. −Да, его готовят. На этого Тита уже началась охота. Мы слегка прижали его, с финансовой стороны, но тот встал в позу. К тому же, у него правая рука, тоже Тит, шибко дерзкий парень, наверняка начнёт строить против тебя козни, вплоть до удара кинжалом исподтишка. Да, кстати, Вальдир тебя звал к себе, так что, побудь пару дней в Риме и отправляйся к нему. Я знал, что «хранители времени» ни чего не делают просто так. Какую то миссию придётся выполнить и в Египте. −Ладина уже на сносях, день другой и родит. – Попытался отнекиваться я, но Николай только рукой махнул. – Это их, женское дело, тем более, ты не куда не денешься, прибудешь после родов. В древности к этому относились проще, мужики то в походах, то пропитание добывают. Я стоял в нерешительности, Николай окончательно оторвался от своего футбола. – Если баба на сносях, так что, войну отменять. – Вновь рассмеялся он. В Риме я пробыл пять дней, Николай оказался прав, Тит, тот самый покровитель Геры, поклялся отомстить мне, за то, что я встал между ним и Герой. Ладина так и не разродилась. Я отправлялся встречать знатного египтянина, моего компаньона. Через два дня, мои домашние должны были приготовиться к его встрече. Я прибыл в Египет на закате. На западе, Солнце» оседало» за горизонт, я «вынырнул» между двумя небольшими каменистыми насыпями. Там, где Солнце уходило за горизонт, виднелась великая река. Нил был величественен, я впервые видел его. Я вытащил модулятор из каменной арки, кроме неё здесь не было ни каких строений. Не знаю, зачем затащили меня сюда, можно было выйти где ни будь в подвале, но тем, кто задумал это путешествие, виднее. Пройдя между осыпей, в сторону реки, я оказался на открытой местности. Метрах в трёхстах от меня паслись кони, рядом с ними сидел человек. Мужчина, как я определил, хотя в древности, одежды мужчин и женщин были похожи, не было сильного различия, особенно издали. Я двинулся в сторону незнакомца. И не успел дойти до него, откуда то сбоку появилась женщина. Это была Алфея, её я узнал издали. −Я тебя уже третий час жду. – Зашипела она, на смеси греческого и этрусского.  – Ты как выставляешь погрешности? Далее, она стала объяснять технические тонкости использования временно-пространственного модулятора. Дотряслись мы, в гремящей колеснице, меньше чем за час. Я не знаю как Алфея  ориентировалась в сумерках, а затем в темноте, но прибыли мы довольно таки быстро, уч−Это серьёзные люди, Макс, и если ты согласишься, то обратного пути уже не будет. Обещаю, что скучать не придётся, о финансовой стороне дела тебе тоже не придётся беспокоиться. Но, может быть, тебе придется, кого то убить, это серьёзная контора. Подумай.итывая развитие техники в древнем Египте. У Вальдира собрались его соседи, влиятельные египтяне. Он представил меня как важного римлянина, жреца расенов. О вечернем застолье у меня остались самые луspan style=»font-size: large; color: #808080;»чшие воспоминания. Что ещё можно сказать, умели люди и в древности житspan style=»font-size: large; color: #808080;»ь, особенно когда есть деньги и положение в обществе. Хотя, и в двадцать первом веке то же самое. Был здесь и друг Вальдира – Пятимах, о котором я читал в его отчёте. В общем, как я его представлял, таким он и оказался, выпивохой и бабником, у него уже родилась девочка. У Вальдира, кстати, было уже двое, мальчик и девочка, чем он очень гордился. А жена его – Паллена, у меня аж дух перехватило. Такая домашняя, ласковая. Особенно, мне понравился её взгляд, когда она смотрела на Вальдира. Я сразу поверил, она пойдёт за ним и на край света и в бездну, и что ещё мне понравилось, хотя он ей безбожно изменял, но рядом с Палленой, Вальдир, прямо таки преображался, становясь внимательным отцом и любящим мужем. Насытившись и «подогревшись» прекрасным вином, к сравнению, в Риме, в той эпохе, где был я, вино было паршивеньким, а хорошее стоило дорого, так вот, − пошли перекурим, − шепнул мне русский египтянин. Хоть я и бросил, но оказался в лаборатории Вальдира, наедине с хозяином. Жаль что ты бросил. – Посетовал он. – Табачок прекрасный, Алфея снабжает меня кубинским и североамериканским. Я стал прямо таки гурманом. Вальдир раскурил кальян, даже я пару раз тяганул. Да, табачок был не просто высший класс, это было нечто. Хоть я уже несколько месяцев как бросил, но аромат прочувствовал и оценил. −Я всё хотел тебя спросить. – Потягивая густое, ароматное вино, я спрашивал, о чём думал перед поездкой сюда. – Тебе не кажется, что ты начинаешь раздваиваться… −Бывает, Статиус, но ты не переживай, издержки профессии. – Улыбнулся Вальдир. − Самое главное, не скрывай от нас свои ощущения, мы тебе поможем, каждый из нас прошёл через это. Потом, наш разговор касался разных тем. Далее, Вальдир выдал мне много чего про армию древности и про воинов вообще. −…А я думал, как в былинах про богатырей, они здоровяки и кулаки у них с мою голову… −Ты на вино не налегай. – Предупредил меня хозяин. – Оно пьётся легко, но по башке и ногам бьёт без промаха. – Рассмеялся Вальдир. −А насчёт бойцов, скажу тебе. – Он затянулся, выпуская дым под потолок.  – Такие же мужики как и мы с тобой, только жилистые и взгляд как у удава. Когда меня Шрам осматривал, как коня, мне было не по себе, честно скажу. Кстати, я видел его месяц назад, в греческом порту. Он вернулся. −Узнал тебя? −Не то слово, обнялись с ним как давние друзья и два дня в кабаке зависали. – Хохотал Вальдир. – Мы ведь с ним теперь ровня – ветераны. −Нас того… − Метнул я взгляд к двери. −Нет, не беспокойся. – Успокоил хозяин. – Сюда заходят только с моего разрешения, да и то, только служанки, для уборки. −И ты их тут экзаменуешь? – Улыбнулся я. Меня развезло, предупреждение Вальдира было не лишним, и я потягивал вино мелкими глотками. Вальдир опять расхохотался. – Ты думаешь, здесь кроме служанок не кого «экзаменовать»? −Кстати. – Пришлю тебе сегодня одну, только не пей больше. Вальдир не обманул. Пришла черноглазая. Чего она там болтала, вроде как показывала, что бы перестелить постель, но как только я обнял её за талию, она не отпрянула, а дальше… Уходила Тали, от меня с пригоршней серебра и счастливыми глазами. −Ты башкой думай, − бурчал на утро Вальдир,− пары монет хватило бы, а то вон разговор уже пошёл… Я знакомился с соседями и прислугой, а душе нарастало какое то беспокойство. Как то читал, или слышал по «ящику», один парень попал в джунгли амазонии, и там, местные индейцы дали ему какой то наркотик, после этого, впав в наркотический транс, он увидел какое то место в джунглях, где индейцы охотились. После того как он очнулся, индейцы долго расспрашивали его о том, что он видел, пока был в отключке. А потом отправились на то место, какое он им описал, и вернулись с хорошей добычей. Затем, вернувшись в Москву, этот парень стал видеть мир глазами животных, как бы становился ими на время. Со временем это прошло. Так и у меня после лабиринта. Я начинал видеть то, что было скрыто от меня до этого. К примеру, я заранее чувствовал, что произойдёт в следующее минуту. Кто подходил ко мне, а я уже заранее знал это. Я рассказал об этом одному из монахов и он просветил меня. −…Лабиринт обладает огромной силой, и кто прикоснулся к нему, тот, получает часть её. Но со временем это пройдёт, если ты не будешь развивать её. К тому же, и от нас ты научился многому, но и это пройдёт. Тогда я поинтересовался, а если развивать, на что монах ответил. Что, если я буду развивать это, то скорее всего сойду с ума, я ещё не готов к этому. И действительно, со временем, большая часть приобретённых способностей исчезли, но осталось  одно, и очень важное, я прямо таки кожей чувствовал опасность.  И чем ближе к вечеру, тем больше. Я уже не мог ни о чём думать, даже игривые глазки Тали не помогли, когда она подавала мне разбавленное вино, что бы утолить жажду. Вальдир почувствовав моё состояние, опять потащил меня к себе в закрома, как он сам называл свою лабораторию.  Я честно рассказал о своём состоянии. Мы посидели, выпили вина, Вальдир раскурил кальян. – У меня тоже такое бывает. – Поддержал он меня. – Шестое чувство игнорировать нельзя. Мы засиделись, заболтались, перепрыгивая с одного на другое, из одного времени в другое. Когда выходили, Вальдир замешкался. Я шёл по коридору один, а Вальдир вернулся в лабораторию. В коридоре, кроме двери в лабораторию, было ещё три двери, которые, в предыдущие мои визиты были закрыты. А теперь, одна из них была приоткрыта. Сам не знаю, зачем я полез туда.
Увидев человека в форме, стоящего ко мне вполоборота, я сразу и не сообразил. Но тут, меня словно током шибануло. Откуда здесь, в древнем Египте, может взяться мужик в ментовской форме начала двадцать первого столетия. В это время, незнакомец стал поворачивать голову, делал он это медленно, как то наиграно. В следующее мгновенье меня пробил холодный пот. То, то, фигура мне показалась знакомой. На меня смотрел я сам. Я стоял как вкопанный, а мой двойник, улыбался какой то зловещей улыбкой. Коридор освещался от мерцающего пламени светильника, его свет шёл из за моей спины, отчего, зловещая улыбка двойника, в полумраке, становилась просто невыносимой. Не знаю, сколько продолжалась бы эта пытка, но сзади послышались шаги, я отвлёкся, а вновь глянув в тот угол, ни кого там не обнаружил. Вальдир вновь потащил меня к себе. Я залпом осушил бокал вина, не почувствовав его вкус. Пока я сидел, пытаясь осознать, что же произошло, Вальдир потихоньку «читал» мне лекцию о двойниках. Из его слов я узнал много нового. До этого я считал, да и Гарик говорил о том же, но видать, сказал не всю правду. Так вот, с двойниками было не так всё просто. Тут было, пожалуй, больше мистики, чем реальности. Со временем, когда человек поднимался в иерархии «хранителей времени», он вступал как бы в другой мир, с частыми переходами из одного времени в другое.  Его ЭГО начинало раздваиваться. Если человека одолевала гордыня, то двойник ему был обеспечен. И ещё, некий фактор, который «хранители» и сами до конца не познали, что то извне вторгалось в их мир, меняя его. −Ты пойми. – Вальдир уставился куда то в угол, будто бы увидел там, что то. – Мы нарушаем закон мирозданья, ведь мы должны жить в другом мире, где время течёт только из прошлого в будущее, мы же, с помощью технических средств, преодолели этот барьер. −Странно. – Вставил я, под конец его монолога. – Непонятно. −Не понял? – Уставился на меня собеседник. −Понимаешь, Вова, на нём были лейтенантские погоны. – Прояснил я ситуацию. – А на вид он был как я сейчас, даже небольшой шрам возле уха. Ну, помнишь, я в лабиринте, когда выбирался, меня метнуло на стену. – Я коснулся рукой шрама, который был на месте, и Вальдир глянул на него. −Ну да, когда мы тебя нашли, у тебя щека была в крови. – Подтвердил Вальдир. – Как ты его разглядел? −Да ты что. – Встрепенулся я. – Как разглядел. −Да ладно, всё нормально, не ершись и не переживай. – Успокоил меня Вальдир. И тут, я рассказал ему про свой сон, там, в Этрурии. И о том, как видел себя в лейтенантских погонах. −Да. – Вальдир задумался. – Самое главное, скажу тебе, у этой фигни есть что то схожее с белой горячкой. Только там, крыша едет от водяры, а здесь… и от того, что мы шастаем туда сюда и от ещё чего то непонятного. Самое главное, не бойся этого, а если почувствуешь, что тебе всё осточертело, то сразу говори Гарику. Он подыщет тебе райский уголок, в тёплых странах. В Рим я вернулся вместе с Алфеей. Как ни странно, но я чувствовал себя уверенно рядом с этой женщиной. Чем то, она напоминала мне Макса, на неё можно было положиться. Как говорят в таких случаях, с такой, я бы пошёл в разведку. −Не переживай Статиус, − увещевала она меня, − ни чего страшного не произошло. Многие видели своих двойников. −Ты тоже, − встрепенулся я. −Я тоже. – Подтвердила она. Прибыл я вовремя. После эмоциональной встречи с роднёй, когда уже улеглись спать. Среди ночи, едва я задремал, как раздался женский вопль, от неожиданности я и не понял где нахожусь,  назвал Ладину Жанной, но ей было не до этого, начались схватки. К утру я стал счастливым отцом семейства. Женщины из прислуги и родни, крутились вокруг жены, а я, в мужской компании, отправился за подарком. Но, по сути, подарок выбирал не я, а тесть. Любое украшение, в древности. Было не просто украшением, но и достатком жены. Не только её, но и моё, и родни, в том числе. Если, к примеру, кто то из её братьев попадёт в плен, а войны в древности бывали часто, то Ладина, вполне могла отдать свои украшения на выкуп брата. Гордой и вальяжной походкой мы переходили от одного ювелира к другому. А те, надрывали горло, рекламируя свой товар, постоянно вознося хвалу своим духам и богам. Наконец, выбор был сделан, но украшения, два браслета и ожерелье, мы не взяли, их должны были принести к Назару. Мы прибыли к Назару, всей гурьбой. Я, вместе с Садаиром прошёл во внутренние покои, как важные люди. Мой авторитет рос не по дням, а по часам. Меня уже приглашали влиятельные люди Рима, к себя, я делал обратный жест уважения, когда меня не было, этими делами ведал Садаир, он был просто переполнен гордостью за зятя, ну и за себя тоже. Назар наполнил чаши душистым настоем, смешанным с вином. Мы даже не успели, как следует завести светскую беседу, о том, о сём, как прибыл ювелир, вместе с украшениями. Назар подолгу, не спеша,  разглядывал каждое из украшений, делая критические замечания, сбивая цену. А ювелир не мог усидеть на месте, будто бы, у него в заднице торчал гвоздь, и всё спорил с Назаром, расхваливая свой товар. Наконец то, все формальности были соблюдены, и Назар, в присутствии двух уважаемых стариканов, заключил сделку от моего имени, сбив цену почти на четверть, мы, опять же, всей гурьбой, отправились до дому, до хаты. Перед уходом, я получил чёткие инструкции от Назара, насчёт драгоценностей. За какую цену я смогу продать их в случае крайней необходимости. Получался просто грабёж, если мне придётся продавать их в срочном порядке, они теряли в цене более трети реальной стоимости, и тот же ювелир мог их купить. Утром, в торжественной обстановке, я одел все украшения на Ладину, отблагодарив её за первенца, которого назвали Ромулом. Это имя было популярно в Риме, на тот момент. А мне казалось, что это не я дарю своей жене, а тесть, я вчера даже в руках не подержал украшения. Да и когда выбирал, тесть всё вперёд лез. В это то время я и вспомнил родителей Жанны, добрым словом, отношения с ними, за всё время моего супружества, да и после развода, были на самом высшем уровне. Но перед этим, я отправился в порт, где прошла «торжественная встреча» Вальдира и Алфеи – знатных египтян. Алфея прибыла со мной, Вальдир попозже. Всё это время они «тусовались» в портовой гостинице для важных персон. Портом, римские причалы назвать было трудно, а вот гостиница и вправду была шикарной, да и держал её египтянин. В народе её прозвали «Фараон». До обеда, я успел сделать ещё одно важное дело. Вместе с Вальдиром и его охраной я отправился к Гере. Да, я просто аплодировал этой красавице. Сколько передо мной прошло людей, дерзких и не очень, и сколько я видел раздавленных судеб. Кто то уходил в запой, опускаясь на дно, кто уходил в себя, так и оправившись. А здесь не то. Ей не удалось повязать меня ребёнком, влиятельный покровитель тоже оказался беспомощным, про тестя и Аскалона говорить даже не стоит, но как она выдержала «удар». У Вальдира, как я понял, тоже «слюнки потекли», но он то знал, что я иду к Гере не развлекаться, поэтому, им занялись подружки хозяйки. Нет, тут о сексе речи не шло, Гера просто молодец, она создала не бордель, а именно то место, где зажиточные горожане могут приятно провести время, за беседами, глядя на приятные улыбки девушек, ну и если что, конечно же и это…, при желании. Вальдир уже о чём то болтал по гречески с двумя девчонками из Гериной команды, а у нас с Герой, разговор не шёл. В который раз я отдал ей должное, она понимала, что проиграла, но не каялась и не клялась в вечной преданности и любви. Молчала, на губах была еле заметная улыбка, она, изредка поглядывая в мою сторону. Насколько я её понял, взгляд её выражал,− да, я проиграла, но я же тебе нужна… Разговора так и не получилось, а когда Вальдир вывалился, с болтушками, за дверь, и мы остались на некоторое время одни, я передал Гере, некоторые указания, как и велел Николай. В общем, подобные заведения, во все времена являлись источником важной информации, которую и должна была собирать Гера. Хотел добавить, − не прыгай выше головы, все под Богом ходим, − но в Риме было столько духов и божеств, пока разберёшься в них, кто за что отвечает, забудешь, что и сказать хотел. Но я и так знал, Гера всё поняла и без слов. А вечером, я принимал гостей. Пришла целая толпа, в один момент я даже немного испугался, как я со всеми, но напрасно, все хлопоты по этому поводу, так же как и по дому, давно взял на себя тесть. Он как видно, и не собирался в Хаолу, свалив все свои обязанности по коптильне на брата. Мы встречали уважаемых людей, вместе с семьями, весь дом, и внутренний двор были устланы одеялами и всяким барахлом, где только тесть раздобыл столько. Насчёт яств и вина, он тоже подсуетился. Прибыл и тот самый Тит, с «которым мы пересеклись у Геры». С виду всё было благопристойно, но я то знал, в скором времени нам придётся столкнуться с ним лбами. Его я, кстати, видел разок, на Форуме, но встреча была короткой. −Это твоя «прописка» в вечном городе. – Говорил мне Николай при последней встрече. – Если до этого, ты был знаком с сильными мира сего, в основном заочно, мы и твоя родня формировали твой имидж, то теперь, ты должен официально стать уважаемым гражданином Рима. Твои потомки будут входить в уважаемую касту – патрициев. В общем то, все недостатки тестя, с лихвой компенсировались его умением принимать гостей и, конечно же, ходить в гости. Он умел красиво сказать тост, сделать комплимент, с небольшой долей лести. В этом отношении, я был за ним как за каменной стеной. За то время, что мы находились в Риме, он успел со многими перезнакомиться, при этом, не забывая поднимать общественный рейтинг зятя. Большинство, разошлись за полночь, а некоторые, кто перебрал, и вовсе, остались ночевать. На утро, голова слегка кружилась. Я спускался вниз, что бы хлебнуть чего ни будь живительного и вышел в главную залу. Которую, кстати, тесть с Ладиной, обставили по самому высшему уровню. А там уже собралась компания, здесь были и знатные «египтяне», Вальдир с Алфеей, и сыновья Садаира, и много ещё кого, в том числе и те «неваляшки», которые вырубились вчера, физиономиями в своих тарелках. Тесть тут же, потащил меня в боковую комнату, где на полу лежали кучками всякие побрякушки, отрезы материи. На мгновенье, я вырвался из его цепких лап и присоединился к «неваляшкам», глотнуть живительной влаги. Вернувшись к тестю, я стал слушать его наставления, кому и как, и что, дарить.  Я знал, сегодня не менее ответственный день, мы должны были совершить ответный жест благодарности своим гостям, за их поздравления и подарки. Причём, здесь ценилось ни столько то, что ты им подаришь, а как. Садаир объяснял, что, кому, и с какими словами, дарить. На третьей кучке я уже сбился, но не особенно то и переживал по этому поводу, говорить будет тесть, а я поддакивать. Весь день мы ходили по гостям. Ладина осталась дома, куда ей с ребёнком. Вот уж во истину, женщины мучаются, а мужики празднуют. Если бы не «допинг», я бы, наверное, не выдержал. А вино, что подавали к столу, было отличного качества, да и у нас, для гостей, тесть не поскупился. Прямо таки как в том, моём мире, даже если в доме шаром покати, но бутылку для гостей раздобудь. Надо было отдать должное Садаиру, язык у него «был без костей», все, что надо было сказать, он сказал, может даже и чего лишнего. Праздники когда то кончаются. Так и кончился мой праздник, как раз к прибытию Макса – Максимуса, моего давнего компаньона. В общем то, его легенда была недалека от истины, мы с Максом, и вправду, многое пережили и мноspan style=»font-size: large;»го чего попили. Буквально на следующий день Макс прошёл крещение. На Форуме, ближе к Палантину, наша компания столкнулась с Титом и его компанией. Всё получилось как то спонтанно, кто кого первым «зацепил» теперь уж не поймёшь. Но скандал получился на славу. Рано или поздно это должно было произойти, здесь уже, делили не женщину, здесь было дело принципа. Но, как правило, подобные ссоры случаются с подвыпившими компаниями, но это уже не важно. Тит, тот, который был приближённым моего сабинского соперника, едва ссора стала разгораться, кинулся на Макса, он стоял рядом со мной. И если бы Максимус дрогнул, то и мне бы не поздоровилось. Этот Тит, и вправду, мужик был отчаянный, увенчанный не одним шрамом, что говорило о его прошлом. Я видел, что Макс уже не успевал даже сменить позицию, он не мог и отойти от меня. Тит летел на него с кинжалом, разбросав сыновей Садаира, но в последний момент, потерял свою мощь. Как я потом узнал, Макс успел таки, шмальнуть в того из «шокера», а в следующее мгновенье, Макс рубанул противника своим кинжалом. Вполне возможно, к тому моменту, Тит был уже в отключке и двигался по инерции. Затем были долгие разборки. Прямо таки, как воровское толковище, о котором я знал не понаслышке. В круг, отмеченный на земле белой линией, или же просто очерчивали палкой, входили противоборствующие стороны, без оружия. Убить, кого то в пределах круга, считалось самым страшным оскорблением всем гражданам Рима, и тот, кто это сделал, был уже вне закона. После двухдневных разборок, мне пришлось выплатить немалую сумму родне убитого Тита. Выйдя из таверны на многолюдный Форум, я окунулся в человеческий гомон и суету. Наконец то всё закончилось. Как то, все так быстро рассосались, я остался с Максом, Вальдиром и его охраной. Алфея находилась рядом с Ладиной, успокаивала её, всё опасалась, что бы у неё молоко не пропало, от переживаний. Я шёл вдоль торговых рядов, охрана Вальдира отбивала нас от назойливых торговцев, самых настойчивых, и тут….  Мне показалось, но нет, я обернулся. Мужчина, в этруском одеянии стоял у прилавка с овощами. Мы встретились взглядами. Я остановился как вкопанный, Вальдир налетел на меня. −Ты чего, Статиус, − Вальдир глядел на меня удивлённо. Нет, я не мог ошибиться. Это был Видевий. Тот, с которым я встретился взглядом, пошёл в обратную сторону от нашего движения. Я за ним, но мужчина прибавил шагу, и, ещё раз обернулся. Сомнений быть не могло. Это был Видевий. Он узнал меня, нет, он специально поджидал меня здесь. Всё было спланированно заранее. Меня развели как лоха. Это я понял сразу. А я дурак, ещё и старался, вычисляя предателя. В один миг, на меня навалилась апатия, как иногда, когда работая в полиции, всё валилось из рук, я брал отпуск. Хохлов всегда шёл мне навстречу в такие моменты. Даже Макс с Вальдиром не могли меня растормошить. И они, не придумали ни чего лучше, вернее, выбрали универсальный вариант, всех времён и народов, затащив меня в таверну. Макс ни чего не понял, а вот Вальдир догадался, что со мной. −…мужики, я поверить не могу, я в древнем Риме, мы творим историю. – Макса развезло, парень, последние дни находился в постоянном напряжении, опасаясь удара ножом в спину, да и убить человека в первый раз, это тебе не напиться в первый раз. А теперь расслабился и поплыл, путая русские, этрусские и греческие слова. Вообще то, я был приятно удивлён, Макс быстро выучил греческий и латинский, но подобными методами это было не так трудно, а вот говорить чисто, задача более трудна я. Он хоть и говорил не совсем чисто, но прилично. −Вова, когда я гонялся за тобой… Вальдир укоризненно взглянул на Макса. А потом обернулся, не слушает ли нас кто. Макс тут же поправился, − Вальдир, я… Возвращались мы на базу уже на закате, Макса, охрана вела под руки. Для усиления прибыли сыновья Садаира, разыскав нас, справедливо решив, что мы в одной из таверн на Форуме. −Не переживай ты так, − успокаивал меня Вальдир,p − меня и вовсе бросили под пресс, и кто, друг детства, устроил мне проверку. И ни чего, живу и зла не держу ни на кого, хотя, если бы ты знал, сколько у меня было душевных переживаний, когда я попал в Фессалию, ни сном, ни духом, не ведая, как я там оказался и что будет дальше. Через три дня я отправился на базу, к Николаю с Гариком. А перед этим. Сначала начала дуться Ладина, что я не обращаю на неё внимания, Садаир пробовал поговорить со мной, искренне считая, что я переживаю по поводу убийства Тита и потери части капитала. – Да не казнись ты, − выловил меня тесть во внутреннем дворике,  − мало ли народу−Ты башкой думай, − бурчал на утро Вальдир,− пары монет хватило бы, а то вон разговор уже пошёл… гибнет в Риме, ежедневно, да и деньги вернём… Нет, я конечно же был благодарен близким за поддержку, но утром, когда проснулся после той встречи с Видевием, чувствовал себя совсем паршиво. Сначала не мог понять, что же со мной, а после только понял, что живу я, как бы не своей жизнью, перед глазами встал тот, из египетского подвала, с лейтенантскими погонами. Переход совершил через запасной портал. И надо же, мой путь пролегал мимо всё той же лавочки. И киоск мороженным на месте. И опять я сижу и ем мороженное. Сказать, что я потерял вкус к жизни, трудно было всё это осмыслить. Даже мысли в голове путались, а то и вовсе исчезали. Скрип тормозов вернул меня в реальность. Две чёрные тачки, блестевшие на солнце, затормозили прямо передо мной. −Стас, − из салона выбирался Хромой, − во дела, а я смотрю, сидишь.  − Его кодла тут же рассосалась вокруг лавочки и ларька. Да, Хромой уже не был похож на бандита, он и вся его братва были одеты в цивильные костюмы, хотя, рожи у его парней, так и остались бандитскими. Хромой болтал, я слушал, изредка вставляя фразы. Да, кстати. – Оживился собеседник. – Мои пацаны, тут, на днях видели ту бабёнку, что покалечила.… Ну, помнишь?… Я конечно же понял о ком идёт речь, об Алфее. −Они не обознались? – Удивился я. −Да нет, Лысый был там, она его тоже подстрелила, он и опознал её. −И что было дальше? – Поинтересовался я. −Да, пацаны хотели выяснить, поговорить по человечески… −А они умеют говорить по человечески? – Наивно поинтересовался я. −Не ёрничай, − оскалился Хромой, − так вот, вклинился какой то жлоб…. −Когда я был ещё при погонах, сколько я навидался, и со сломанными носами и сломанными челюстями, от твоих орлов. – Напомнил я. −Да ладно тебе. – Опять оскалился Хромой. – Так вот, этот козёл не дал поговорить толком, крепкий оказался. −Здоровый? −Да не сказать, что бы такой уж, но махаться умеет. А я вот думаю, не Вовка ли это? Ну помнишь, о котором мы говорили. −Лысый. – Позвал Хромой. Тут же появился один из его «быков». Хромой, тут же преобразился, передо мной опять сидел блатной пахан. – Ну ты введи человека в курс дела… Лысому, эта тема была неприятна, как я понял. Воспоминания не из лучших. Да оно и понятно. −…ну чё ты мямлишь. – Вклинился Хромой, не дав своему орлу сказать и пару фраз. Из рассказа Лысого выходило, что он опознал ту бабёнку, которая покалечила их когда то. Они и подкатали к ней, ну типа, разобраться. Тут, откуда ни возьмись, нарисовался рыцарь, без коня, но с крепкими кулаками. Даже стволов достать им не дал. Из рассказа Лысого выходило, что они стойко держались, втроём, но сила была не на их стороне. −Тебе то это зачем? – Поинтересовался я у Хромого. −Ну… − Задумался Хромой. – Может тебе интересно, Стас, ты ведь тогда… −Хромой, ты же знаешь, я не при делах, из ментуры ушёл, а ты, как я слышал, в депутаты подался. −Ну… − Опять замычал Хромой. −Тебе нужна лишняя головная боль? – Задал я резонный вопрос. – Парни твои целы, ну были неприятности…. −В общем то, ты прав Стас. −Ты лучше открой отдел лингвистики при депутатском корпусе. – Сделал я Хромому неожиданное предложение. −Зачем это. – Искренне удивился тот. −Будешь учить депутатов «ботать по фене». – Рассмеялся я. Хромой оценил мой юмор, заржав как конь. – Зря ты Стас. – Прорычал Хромой, ещё не отдышавшись. – Ты же знаешь, моя анкета чиста… −Да не парься. – Я смотрел как Хромой вытирает слёзы, продолжая хихикать. Хромой исчез так же быстро, как и появился. Лавочка, и впрямь, была какой то заколдованной. Гарик, после того как я ввёл его в курс дела, только пожал плечами. −Как он сможет найти Алфею, такого человека не существует. Он даже Вальдира не найдёт, а если рыть начнёт, устраним проблему. Перед тем как начать «писать отчёт», я достал листы, где хранились мои предыдущие излияния. Перечитал их, пока Гарик отлучился. Налил коньяку, удобно устроившись в кресле. Здесь, на базе, коньяк был настоящий, не такой, какой могут тебе подсунуть в магазине. Пока составлял отчёт, вернулся Гарик. Перед его уходом, я обмолвился, что не против отдохнуть пару недель, где ни будь на тёплых островах. Гарик тут же открыл электронную страницу. −Отдельную виллу. – Посмотрел он на меня. – Да пожалуй. – Согласился я с ним. Сначала, я хотел отправиться один, подальше от человеческого общества, но вспомнил про Жанну и детей. Нехорошо получиться, если я уеду без них. Пускай, пока Гарик анализирует мои отчёты, я буду нежиться под тропическим солнцем, не думая о «хранителях»…  

 

     1.10.13     Дмитрий Савичев                  

span style=»font-size: large; color: #808080;»

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *